Сибирский путь чешского писателя

Прошло ровно 100 лет, как в нашем городе побывал более чем незаурядный человек. О ком это? Конечно, о Ярославе Гашеке.

Он родился в семье небогатого чешского учителя в Праге 30 апреля 1883 года. Еще ребенком оказался участником народных выступлений и даже был арестован. Во второй половине XIX века на улицах Праги ширились протесты молодежи против австро-германского владычества над Чехией. В одном из таких выступлений оказался пухленький 13-летний мальчуган, шедший домой с карманами, набитыми разными минералами, приобретенными им для школьной коллекции. Мальчик кричал и шумел вместе со всеми и попал в руки полиции, потому что карманы его, набитые камнями, показались неоспоримым «вещественным доказательством». 13-летний мальчик был арестован за участие в революционной уличной демонстрации. Этот эпизод открыл Ярослава Гашека как будущего писателя. А судить об этом можно по письму матери, которое он ей послал из полицейского участка:
«Дорогая мамочка! Завтра не ждите меня к обеду, так как я буду расстрелян. Господину Гансгирку (это его учитель естествознания) скажите, что в Воршовицах продается прекрасный аметист для школьной коллекции, а полученные мною минералы находятся в полицейском управлении. Когда к нам придет мой товарищ Войтишек… то скажите ему, что меня вели 24 конных полицейских. Когда будут мои похороны, еще не известно».

Вольно или невольно оказались тесно переплетенными в его судьбе перипетия политической жизни и писательский труд.

Его жизнь с самого начала складывалась непросто: после смерти отца, Ярослав был вынужден оставить учебу и начать зарабатывать на жизнь – пойти учеником к аптекарю.

Позже он окончил училище и, поработав немного в банке, целиком отдается писательству. Печатать Гашека начали довольно рано. Основой первых его произведений стали впечатления от путешествий, совершавшихся без гроша в кармане, пешком по Чехии, Венгрии, Польше, Сербии, Украине.

Во время Первой мировой войны, в 1915 году, редактора нескольких пражских журналов Гашека мобилизуют в австро-венгерскую армию и направляют на русский фронт.

Не желая воевать за интересы Габсбургов, проливать кровь славянских братьев (он к тому же знал и любил русскую литературу), ефрейтор 91-го пехотного полка Ярослав Гашек при первой же возможности - 23 сентября 1915 года сдался в плен русским солдатам. Пребывание в лагерях для военнопленных близ Киева, потом - в Самарской губернии позже были описаны Гашеком в его знаменитых «Похождениях бравого солдата Швейка».

После освобождения из лагеря, летом 1916 года, Гашек едет в Киев, чтобы вступить в отряд чехословацких добровольцев, который должен был принять участие в военных действиях на Западном фронте в составе русской армии. Он мечтает помочь своему народу добиться освобождения от австро-венгерской монархии. Гашек почувствовал, что именно в России решается сейчас судьба его Родины. Он ездит по лагерям военнопленных и убеждает их вступать в отряд. Также, летом 1916 года в Киеве Гашек вновь берётся за перо.

В начале 1917 года Ярослав Гашек редактирует в Киеве легионерскую газету «Чехослован». Много статей и фельетонов - язвительных, бичующих, направленных, главным образом, против австро-венгерского правящего дома пишет он и для журнала «Революция», выходившего на чешском языке.

Его произведения находят отклик как в среде чехов и словаков в России, так и в Праге. А весною 1917 года Ярослав Гашек сдает в издательство «Чехослован» рукопись книги «Бравый солдат Швейк в плену», которая вскоре выходит в Киеве.

Ведущаяся в среде легионеров контрреволюционная пропаганда настраивает их против революции и тех изменений, которые она принесла с собой, против русских рабочих и крестьян. По решению командования, продиктованному Антантой, они готовятся к отъезду через дальневосточные порты России во Францию. Гашек не может согласиться с политикой легионерской верхушки. Он за то, чтобы чешское войско осталось в России и поддержало русский пролетариат в его борьбе. Только так, по его мнению, можно помочь революционному движению в Австро-Венгрии и приблизить освобождение Родины. В это время Гашек пишет, обращаясь к командованию: «Ставлю в известность, что не согласен с политикой отделения Чехословацкого национального совета и с отъездом нашего войска во Францию. Поэтому заявляю, что выхожу из чешского войска до той поры, пока в нем и в руководстве национальным советом не возобладает иное направление. Буду и дальше работать для революции в Австрии, за освобождение нашего народа».

Писатель уезжает в Москву, где вскоре вступает в партию левых чешских социал-демократов, а в марте 1918 года – в члены РКП(б).

С Москвы и начинается новый этап в жизни чехословацкого писателя, непосредственно связанный с его работой в Красной армии.

На первой странице вышедшего 27 марта 1918 года в Москве первого номера газеты чехословацких коммунистов в России «Прукопник» (первопроходец, пионер) была напечатана статья Ярослава Гашека «К чешскому войску. Зачем ехать во Францию?». Гашек горячо призывал соотечественников встать на сторону революции, «помочь русскому народу укрепить Республику Советов, от которой исходят лучи освобождения всего мира и нашего народа».

Уже в конце марта «Прукопник» сообщила: «На этих днях по России разъехались наши агитаторы». Среди них был и Ярослав Гашек. На него возложены серьезные и трудные задачи – рассказывать чехам и словакам в России о чехословацком рабочем движении, о значении русской революции, завоевать доверие легионеров к Советской России.

В апреле 1918 года Ярослав Гашек, по поручению исполкома Чехословацкой секции РКП(б) выехал в качестве военного комиссара в Самару, где формирует интернациональный отряд Красной армии, численностью 120 человек. За подписью Гашека в городе и на железной дороге распространяются листовки, призывающие легионеров переходить на сторону Советской власти, вступать в Красную армию.

После мятежа Чехословацкого корпуса в Самаре эта работа прерывается, а Гашек оказывается в тылу у белых. В июне 1918 года по трактам и проселочным дорогам Самарской губернии, захваченной восставшими чехословацкими легионерами, пробирался человек. У деревенских околиц его останавливали вооруженные патрули, но сразу же отпускали, услышав от него, что он сын немецкого колониста из Туркестана, решив по его речи, что перед ними слабоумный. Человек брел дальше и спустя несколько недель дошел до Симбирска, занятого Красной Армией. Здесь он перестал, как сам писал впоследствии, «играть роль идиота от рождения» и назвался Ярославом Гашеком.

У него были серьезные основания для мистификации и для того, чтобы скрывать свое имя, находясь среди легионеров, которым было строго приказано где бы то ни было и когда бы то ни было арестовать его и под усиленной охраной доставить в трибунал чехословацкого войска. Еще в №18 выходящей в Киеве газеты «Чехослован» от 17 июня 1916 года Гашеком опубликован фельетон под названием «История в картинах кайзера Франца-Иосифа» антигосударственного и оскорбляющего Его Величество содержания.

Из Симбирска Ярослав Гашек отправился в Бугульму. В письме Гашека к Яр. Салату-Петрлику из Иркутска от 17 сентября 1920 года он так описывает свою деятельность:
«Мой путь с армией от Симбирска до Иркутска, когда на мне лежало множество серьезных обязанностей, партийных и административных, - великолепный материал к полемике с чешской буржуазией, которая как ты пишешь, твердит, будто я «примазался» к большевикам… Сейчас я, например, начальник организационно-осведомительного отделения 5-й армии, поскольку все командированы в Политическое управление Сибири в Омске, а я остался тут, на востоке.
Кроме того, я редактор и издатель трех газет: немецкой «Штурм», в которую я сам пишу статьи; венгерской «Рогам», где у меня есть сотрудники, и бурят-монгольской «Заря», в которую пишу все статьи, не пугайся, не по-монгольски, а по-русски, у меня есть свои переводчики. Сейчас РВС требует, чтобы я издавал китайско-корейскую газету. Тут уж я действительно не знаю, что буду делать. Китайцев я сорганизовал, но по-китайски умею очень мало, а из 86000 китайских иероглифов знаю всего-навсего 80. А еще я со вчерашнего дня член редакционной коллегии «Бюллетеня политработника».
Когда я был в Уфе, до нашего отступления в 1919 году, я должен был организовать там «Особый отдел 26-й дивизии». А перед этим я был комендантом города Бугульмы; там, кроме этого, мне поручили работу в комиссариате печати, назначили директором типографии Политического отдела армии, затем я должен был организовать фронтовую газету. О политической работе я уж и не говорю…
А если говорить, что я примазался к Коммунистической партии, то нужно еще добавить, что за время нашего перехода от Уфы до Иркутска, я проводил и всю организационную работу с бывшими военнопленными всех национальностей; это хорошо знает товарищ Трауб, поскольку мы создали там областное бюро иностранных секций партии. Кроме того, я был еще председателем районного штаба 5-й армии. И если я написал вначале, что в понедельник у меня доклад там-то и там-то, так это само собой разумеется, поскольку доклады и вообще выступления на собраниях – это нечто совершенно второстепенное и обычное, как и работа в разных комиссиях, в которые меня выбирали в течение этих двух лет…
…поскольку здесь сейчас никого нет, и я как помощник начальника Политического отдела армии должен подписать все бумаги».

С решением политотдела издавать в освобожденной Уфе ежедневную газету он назначается на должность начальника типографии и одновременно литературного сотрудника.

Уже в третьем номере своей газеты, получившей название «Наш путь», был напечатан фельетон Гашека. Фельетоны, статьи и заметки писателя печатаются там регулярно. Имя его становится популярным на фронте.

Реввоенсовет Левобережной группы войск направил его в распоряжение политотдела 5-й армии, сыгравшей потом ведущую роль в освобождении Сибири. В конце 1918 г. Поволжье, Урал и Сибирь были отрезаны восставшими чехословацкими легионами, поднял голову и Колчак. Партия бросила на Восточный фронт силы рабочих Москвы и Петрограда. Восточный фронт, фронт борьбы с Колчаком, стал главным фронтом республики. Именно тогда Гашеком были созданы такие образцы политической сатиры, как «Армия адмирала Колчака», «Из дневника уфимского буржуя», «Дневник попа Малюты», «Англо-французы в Сибири».

Наибольшим успехом у красноармейцев пользовались статьи «Из дневника уфимского буржуя», в которых Гашек высмеивал лживые сообщения белогвардейской печати о жестокостях большевиков.

С тех дней судьба писателя тесно переплелась с судьбой бойцов и командиров – пятоармейцев, а тема освобождения Сибири, борьбы с Колчаком, надолго стала главной в его творчестве.

Как коммунисту, имевшему опыт агитационной работы, свободно владевшему немецким, французским, венгерским, польским и русским языками, Гашеку было поручено руководство интернациональным отделом политотдела 5-й армии. Это был весьма важный участок политической работы, ведь только в Сибири находилось около 400 тысяч военнопленных Первой мировой войны разных национальностей. Этот отдел был создан для политической работы среди бойцов-иностранцев. Кроме того, он помогал создавать интернациональные отряды, которые вбирали в себя пролетариев Чехословакии, Польши, Германии, Венгрии, Югославии, ставших под знамена Октября и сражавшихся за победу российского пролетариата. Многие из них нашли в Советской России вторую родину.

В качестве заведующего иностранной секцией политотдела 5-й армии, Гашек так определяет задачи секции: «Популяризация авторитета рабоче-крестьянской Советской власти. Объяснение программы Коммунистической партии. Широкая пропаганда идей всемирной пролетарской революции и диктатуры пролетариата. Подготовка иностранцев к вступлению в ряды Красной Армии. Формирование (по возможности) интернациональных частей, отрядов и т.д.».

Интернациональное отделение издает листовки, газеты и журналы на русском, немецком, венгерском, польском и других языках, проводит митинги, собрания, агитконцерты. Ведется подготовка к вступлению в ряды Красной армии добровольцев, на местные предприятия направляются военнопленные специалисты.

В ночь с 6 на 7 января 1920 года 30-я стрелковая дивизия Красной армии и партизаны вошли в Красноярск. В феврале в составе политотдела 5-й армии в губернский центр прибыл и Ярослав Гашек.

В очерке «Белые о 5-й армии» Гашеком представлен саркастический обзор откликов о боевых действиях 5-й армии из газет белого движения: «Прощаясь с миром, сибирская реакция оставила нам память прошлого вроде своих белогвардейских газет». Красноярск отличился «Енисейским вестником», в котором была дана такая характеристика 5-й армии: «Красный зверь, ошалевший от голода в России, который безудержно двинулся в Сибирь».

Представление о деятельности отделения, возглавлявшегося Гашеком, дает доклад из Красноярска:
«Работа отделения протекала среди иностранцев местного гарнизона, где отделение играет руководящую роль и служит политическим центром. Издаются газеты на польском и мадьярском языках.За отчетный период проведена следующая работа:
Устроено 4 митинга-концерта и 2 спектакля. Прочитаны лекции «о внутреннем положении Советской России», 2 лекции в Красной армии «Об экономической политике Советской России». Посланы инструкторы-агитаторы в польские и сербские эшелоны для агитации. Посланы инструкции в Канск, Ачинск, Красноярск для организации Интернациональных секций при Губбюро РКП. Разосланы тезисы о работе среди иностранцев для политработников всех частей армии, фронтовых и тыловых, в губвоенкоматы и в комитеты РКП и в Интернациональные секции по всей Сибири. Затребованы агитаторы из центра, владеющие корейским, японским, китайским языками, с их литературой. Распределено литературы: газет 8000 экземпляров, брошюр – программ партии на мадьярском языке 1200 экземпляров, на немецком – 6000, разных брошюр на разных языках – 900 экземпляров.
Изданы газеты «Штурм», «Рогам» на мадьярском и немецком языках № 7 и 8 – 5000 экземпляров. Приготовлено в печать несколько листовок для лагеря, для иностранного пролетариата информационный листок «Сибиряк». Ежедневно ведется пропаганда среди иностранцев города и лагеря, в военных частях».

Гашек очень внимательно и ответственно относился к исполнению своих многочисленных обязанностей, болел за общее дело, как можно судить по некоторым текстам, характеризующим, в частности, красноярский период его деятельности. Например, в статье «Чем болен аппарат экспедиции»:

«Экспедиция Поарма не имеет связи с железнодорожной администрацией, в результате чего многие начальники станций … отказываются от приемки литературы.Не лучше обстоит дело и с некоторыми агитпунктами, как, например, на станции Тайга, где никогда не бывает приемщика.В Канске лежит литература по несколько дней, и хотя там стоят несколько частей, не высылают приемщиков».

Из имеющихся документов в Красноярском краевом архиве следует, что Ярослав Гашек работал в райкоме Штарма 5, который был расположен в г. Красноярске.

В протоколах заседаний райкома Штарма 5 №4 от 20 марта, №6 от 25 марта 1920 г. и №8 от 3 апреля, №9 от 7 апреля, №11 от 16 апреля, №12 от 27 апреля 1920 г. и в №14 от 4 мая 1920 г. отмечен среди присутствующих Ярослав Гашек.

В протоколе №8 от 3 апреля 1920 г. в повестке записан вопрос о выборе председателя райкома Штарма 5; в постановлении по этому вопросу в этом же протоколе записано: председателем избирается тов. Гашек.

Протоколы заседания Штарма 5 №8 от 3 апреля, №9 от 7 апреля, №12 от 27 апреля и №4 от 4 мая 1920 г. имеют подлинные подписи председателя Штарма 5 Ярослава Гашека.

Из записей протокола видно, что Гашек на заседаниях райкома Штарма 5 активно работал - выступал с предложениями при обсуждении вопросов.

Материалы краевого архива показывают, что Ярослав Гашек неоднократно выступал в газете «Красноярский рабочий» - 21 февраля, 18, 20 и 24 марта, перед трудящимися на митингах. Чаще всего приходилось выступать Ярославу Гашеку в клубе III Интернационала.

В газете «Красноярский рабочий» от 18 марта 1920г. №57 было помещено объявление с указанием адресов, где намечено провести митинги, посвященные Дню «Парижской Коммуны», и фамилии выступающих с речью на митинге. В этом объявлении сообщалось, что в клубе III Интернационала выступают тт. Сорокин и Гашек.

В газете «Красноярский рабочий» от 20 марта 1920 года в статье «Годовщина Парижской Коммуны» сообщалось о выступлении Ярослава Гашека на митинге в Клубе III Интернационала.

В День Парижской Коммуны он рассказывал красноярской молодежи о революции французских коммунаров и уроках, которые следует из нее извлечь.

На другом митинге он разъяснял сущность Советов и призывал избрать в Красноярский городской совет преданных Советской власти людей. Он говорил: «Необходимо, чтобы в Совет были избраны не те, кто всегда и всюду кричали: «Долой Советы!», не те эсеры и меньшевики, которые, перейдя теперь на платформу Советской власти, хотят в Совет, чтобы тормозить работу, нужно, чтобы вошли только товарищи коммунисты, которые одни будут заниматься советским строительством».

А когда выборы прошли, Ярослав Гашек приветствовал первое заседание Красноярского горсовета, говоря о том, что слово «Советы» стало международным, нет ни одной страны, пролетарии которой не понимали бы его значения. В газете «Красноярский рабочий» от 20 апреля 1920 года помещен материал о I Пленуме Красноярского горсовета, который состоялся 18 апреля 1920 года в помещении городского театра. Среди выступающих назван Ярослав Гашек «с приветствием от имени иностранных пролетариев, которые от русских товарищей учились делу пролетарской революции».

Перед началом представления в красноярском театре спектакля в честь больных и раненых красноармейцев Гашек произнес речь, нарисовав картину борьбы Советской России против внутренней и международной контрреволюции, и пригласил присутствующих принести помощь больным и раненым красноармейцам с чувством «благодарного долга граждан Советского государства». Такова была его повседневная работа – выступления на митингах, собраниях перед началом спектаклей. Его речи помогали многим разобраться в происходящих событиях.

Рабочим местом Гашека был большой деревянный дом гостиницы «Метрополь», где размещался интернациональный отдел 5-й Красной армии. Отдел вел работу с иностранцами по всей Сибири, а их в ту пору было здесь много.

В самом здании штаба 5-й армии несколько комнат принадлежали редакции армейской газеты «Красный стрелок», где часто бывал Ярослав Гашек. Здесь в комнате секретаря редакции неоднократно встречался с ним Евгений Ежов.

Почти через полвека Евгений Сергеевич вспоминал, что хотя Гашек и выглядел полным, даже чуть-чуть обрюзгшим, это был человек энергии необыкновенной. Он говорил по-русски с той правильностью, с какой изъясняются иностранцы, употребляя народные выражения.

По инициативе и при помощи Ярослава Гашека в городе из бывших военнопленных был создан интернациональный театр.

Гашек участвовал в создании пьесы «Домой, на родину!», поставленной весной 1920 года в красноярском театре. Как сообщила газета «Красноярский рабочий», эта пьеса – «в подлинном значении этого слова плод коллективного интернационального творчества..». Пьеса шла на венгерском языке, перевод пьесы был сделан Матэ Залкой. Пьеса «Домой на родину!» была поставлена к годовщине провозглашения в Венгрии Советской власти.

В газете «Красноярский рабочий» от 24 марта 1920 г. №61 помещена статья под названием «День годовщины Венгерских Советов», в которой сообщается, что 21 марта в помещении городского театра перед спектаклем прошел митинг, посвященный годовщине венгерских Советов, на котором с речью выступал Ярослав Гашек.

Как сообщает газета «Красноярский рабочий», спектакль повествовал о возвращении домой военнопленного Лайоша. Война не открыла ему глаза на политическую обстановку в мире, он ожидает, что дома все осталось как прежде. Но реальность оказалась к нему немилосердна. Во время голодного бунта в 1917 убили его жену. Ребятишек тоже больше нет, его лавчонку, приносившую небольшой доход, разворовали. Брат же Лайоша, Ференц, стал революционным рабочим, подпольщиком. Спектакль завершается победой венгерских реакционеров. Полицией арестован Ференц, а также Лайош, как вернувшийся из большевистской России. Получив свободу, Лайош убивает буржуя, который его оскорбил. Драматичное содержание разбавляли сатирические моменты.

Городу, пораженному разрухой, огромную помощь в восстановлении хозяйства оказывали части Красной армии. Одним из организаторов этой помощи был Ярослав Гашек. Политотдел назначил его председателем специального бюро по коммунистическим субботникам.

Ярослав Гашек – в списке работников Штарма 5, участвовавших в субботниках в Красноярских Главных железнодорожных мастерских в 1920 г.

Отчет о результатах работы «Субботника» в Электрическом цехе Красноярских гл. мастерских Томской ж.д. 30 мая 1920 г. Политотдела армии 5. Перечень исполненных работ с указанием стоимости. Гашек Ярослав – рытье канавы для водопроводной трубы к проходной будке №3.

На третьей странице газеты «Красноярский рабочий» №36 от 21 февраля 1920 г. опубликовано интервью Ярослава Гашека под названием «Иностранцы в России» корреспонденту газеты Децкому.

Статья «Иностранцы в России».

В беседе с заведующим Иностранной секцией Политотдела 5 армии, т. Ярославом Гашеком, о политическом положении иностранцев в России, о деятельности и организации иностранной секции Р.К.П. как в центре, так и на местах, нам дан целый ряд интересных данных о количестве иностранцев в Сибири, и их настроении; об отношении к ним их буржуазных правительств, о развитии революционного движения в странах Запада, о чешских войсках в Сибири и др.
По сведениям английского генерала Штафа, имеющимся в распоряжении т. Гашека, число б. военнопленных иностранцев к апрелю 1919 г. в Сибири и на Дальнем Востоке, от Омска до Владивостока было таково: 80 тысяч германцев, 80 тысяч австрийских немцев, 120 000 мадьяр, 7 000 турок, 12 000 чехо-словаков, которые не служили в армии, 8 000 юго-славян (не служив. в армии), 12 000 поляков (тоже), 26 000 румын, 22 000 украинцев, 6 000 евреев и 2 000 итальянцев.
Вся эта 400 000 масса иностранцев, испытавшая ужасы плена при реакционной власти, является передовым кадром революционных войск Европы. До 50 проц. б. военнопленных, по мере продвижения красной армии, вступает в ее ряды (Интернациональные отряды), другие могут быть использованы для создания трудовой армии.
В Москве давно создалась федерация коммунистических групп разных национальностей, стоящая во главе революционного движения иностранцев в России. Причем главнейшая деятельность кипит в венгерской группе. Члены этой федерации являются передовыми борцами и вождями пролетариата в Западной Европе. Достаточно вспомнить Радека, Бела Куна, Самуели, Муна, вышедших из ее рядов, чтобы сказать, что данное утверждение будет справедливо.
Центральная организация в Москве имеет ряд своих отделений по России. Нет ни одного города, где бы не функционировали иностранные секции Р.К.П. В Омске создана организация в областном масштабе.
В Москве издается «Красная газета» на венгерском языке, «Красное Знамя» — на немецком, «Правда» — на чешском, «Коммунистическая Трибуна» — на польском и др.
Вообще на территории России издается несколько десятков иностранных коммунистических газет, в том числе французская - «Правда» и английская - «Коммунист».
Помимо газет, уже издан ряд брошюр, книг, программ, не только на европейских, но и на азиатских (корейском и китайском) языках.
Т. Гашек коснулся крайне интересного вопроса об отношении к б. военнопленным их Правительств и «социал-предательских» партий на их родине.
Для освещения этого отношения можно привести характерный факт. Не так давно в заседании австрийского парламента социал-демократ (соглашатель) Меллек заявил, что не нужно совсем возвращать из России бывших военнопленных, т.к. все они заражены коммунизмом. Пробирающиеся на родину, в Германию и Австро-Венгрию, одиночные военнопленные прямо расстреливаются на границах Польши и Галиции. В Германии Шейдеман боится коммунизма, как «черта», и там заключено с Антантой соглашение о недопущении б. военнопленных из России на родину.
Еще лучше дело обстоит в Чехословакии, правительство которой препятствует возвращению не только военнопленных, но и своих войск, оперировавших в России, зная об их «плохом» настроении и видя в них «красную угрозу».
Последние данные, полученные тов. Гашек от перебежчиков и отставших, свидетельствуют о том, что настроение в чешских войсках «самое скверное». Уже давно намечавшееся охлаждение к союзникам, в данное время перешло в ненависть. Они поняли обман Антанты, увидели, что были слепым орудием в ее руках, сознали, что она создала из них свой жандармский корпус.
То же самое можно сказать о польских легионерах, хотя среди них много контрреволюционеров. Что касается сербов, то у них сильное революционное брожение; недавно они убили начальника своей конницы, полковн. Повловича. О румынах и говорить нечего — каждый приказ об их боевом выступлении оканчивается убийством офицеров.
Коснувшись вопроса о политическом состоянии Западной Европы, т. Гашек сказал, что в Австрии коммунистическое движение растет. В Чехии под руководством чешского коммуниста Муны уже создана маленькая советская республика, в Кладенском районе, против которой буржуазное правительство Чехии ничего не осмеливается предпринять.
Что касается Германии, то движение здесь усиливается с каждым днем. «Независимые» уже примкнули к III-му Интернационалу, и непрерывная угроза переворота нависла над Германией и над всеми буржуазными правительствами Западной Европы.
«Влияние побед русской красной армии несомненно ускорит взрыв, а всемирная Интернациональная армия своим вступлением в пределы Западной Европы учредит там Советскую власть и Всемирную коммуну», — закончил т. Гашек. Красноярский рабочий, 1920, №36

Александра Гавриловна Гашек-Львова  1959г.Красноярский период в жизни чешского писателя особенный - здесь состоялось его личное счастье – в городском ЗАГСе был зарегистрирован брак Ярослава Гашека с Шурой Львовой, печатницей типографии «Красный стрелок». В жизни писателя все случилось, как в хорошем романе, - незнакомая русская девушка спасла его, когда он прощался с жизнью в тифозном бараке. И вскоре она стала его женой. На свадьбе, которая проходила в маленьком домике, присутствовали вместе с армейскими друзьями несколько красноярских рабочих.

Копия документа Оргбюро ЗАГС г. Красноярска от 19 февраля 1963 года:

Запись акта о заключении брака от 15 мая 1920 года.
Сведения о вступающих в брак:
Он: Гашек Ярослав Романович 30 апреля 1883 года рождения.
Где и кем работает: начальник Интернационального отделения политотдела 5-ой армии. В браке не состоял.
Она: Львова, после заключения брака Гашек-Львова Александра Гавриловна 1894 года рождения.
Где и кем работает: печатница типографии «Красный стрелок». В браке не состояла.

В журнале регистрации гражданских браков за 1920 год от 15 мая имеется запись о регистрации брака Ярослава Романовича Гашека с Львовой Александрой Гавриловной, где в графе местожительства жениха и невесты записано: г. Красноярск, Дубенский переулок, д. 10, ныне это улица Парижской Коммуны, дом 14.

По архивным данным в списке домовладельцев за 1913 год значился дом угловой за №10\38, т.е. №10 по Дубенскому переулку (ныне это улица Парижской Коммуны), №38 улица Песочная (ныне улица Урицкого). Далее следует описание пристройки:

«Дом деревянный, крыт железом, амбар, завозня, конюшня и подвал, крытый деревом. Владелец дома красноярский купец Яков Иванович Роставых и его дети Христия, Клавдия и Павел».

Исполнительным комитетом Красноярского городского Совета депутатов трудящихся было принято решение №469 от 19 июля 1960 г. об установлении мемориальной доски на доме, где проживал в 1920 году чешский писатель Ярослав Гашек.

Рассмотрев просьбу Красноярского краевого отделения Союза журналистов СССР и краевого музея об увековечивании памяти чешского писателя, журналиста Ярослава Гашека, исполком городского Совета депутатов трудящихся решил:
1. Учитывая большое значение для укрепления интернациональных связей между советским и чехословацким народами и заслуги Ярослава Гашека перед трудящимися г. Красноярска, установить мемориальную доску на доме №14 по ул. Парижской Коммуны, где он проживал в 1920 году.
Текст мемориальной доски утвердить следующий:
«Здесь с февраля по июнь 1920 года проживал чешский писатель Ярослав Романович Гашек».

Ныне на месте этого мемориального строения – многоквартирный жилой дом. Правда, напоминание о Гашеке осталось – памятная табличка: «На этом месте находился дом, в котором с февраля по июнь 1920 года жил чешский писатель Ярослав Романович Гашек»…

После Красноярска Гашек пробыл некоторое время в Иркутске. В октябре 1920 года, по ходатайству чехословацких партийных органов, Гашек был отозван в Москву и в конце 1920 года выехал на родину. Перед отъездом в анкете на вопрос, в какое место желает ехать, писатель лаконично ответил: «Куда требуют».

В письме Ярослава Гашека к Яр. Салату-Петрлику из Иркутска от 17 сентября 1920 года наглядно продемонстрирована его идеология, его истинное отношение к революции:

«Мне всегда дают очень много работы, и когда я думаю, что уже больше никто ничего не сможет изобрести, что бы я мог еще сделать, появляются обстоятельства, которые опять принуждают работать еще и еще. Я вообще не ропщу, потому что все это нужно для революции…
Если я поеду в Чехию, то не для того, чтобы посмотреть, как выглядят чисто выметенные улицы Праги и пишут ли еще газеты о том, что я примазался к коммунизму. Поеду туда намылить шею всему славному чешскому правительству с такой же энергией, какую привык видеть и проявлять в борьбе нашей Пятой армии с сибирской реакцией покойного адмирала…
»

Гашек выехал в Чехословакию, где к этому времени была объявлена политическая амнистия, в ноябре 1920 года. Вместе с ним отправилась его жена Александра Львова.

Гашек возвращался на родину под чужим именем. Перед отъездом из Советской России ему был выдан паспорт на имя бывшего австрийского военнопленного Юзефа Штейдла. Так замкнулся круг гашековских мистификаций, начавшийся в России ролью «идиота от рождения», сына немецкого колониста из Туркестана…

Список использованных источников:

1.      КГКУ «ГАКК». Ф.П-1 Оп.1 Д.21

2.      КГКУ «ГАКК». Ф.П-42 Оп.6 Д.185

3.      КГКУ «ГАКК». Ф.П-42 Оп.6 Д.186

4.      КГКУ «ГАКК». Ф.П-42 Оп.7 Д.42

5.      КГКУ «ГАКК». Ф.П-42 Оп.10 Д.155

6.      КГКУ «ГАКК». Ф.П-42 Оп.10 Д.572

7.      КГКУ «ГАКК». Ф.П-7835 Оп.9 Д.98

8.      КГКУ «ГАКК». Ф.Р-2622 Оп.6 Д.169

9.      КГКУ «ГАКК». Ф. 161. Оп.2. Д. 2537

10.       КГКУ «ГАКК». Ф.Р-631.Оп.1.Д.1267

11.    КГКУ «ГАКК». Ф.Р-631.Оп.1.Д.1019

12.    КГКУ «ГАКК». «Красноярский рабочий» №36 от 21 февраля 1920г.

13.    КГКУ «ГАКК». «Красноярский рабочий» №57 от 18 марта 1920г.

14.    КГКУ «ГАКК». «Красноярский рабочий» №58 от 20 марта 1920г.

13.    КГКУ «ГАКК». «Красноярский рабочий» №61 от 24 марта 1920г.

12.    Ярослав Гашек. Собрание сочинений. Т.Т.1,4. – М., «Художественная литература»,1983.

Ведущий архивист
КГКУ «ГАКК»
Карпухина Д.В.

список статей


Апрель, 2021
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

Анонс