Соловей земли сибирской (к 130-летию со дня рождения П.И. Словцова)

«Но даже лавры пожиная,
Сибири хладной соловей,
Ты прилетай к нам, вспоминая
О хмурой Родине своей».

М. Ангаров

12 июля 2016 года исполняется 130 лет со дня рождения нашего земляка – оперного певца Петра Ивановича Словцова, современники которого называли его сибирским соловьем за голос исключительной красоты, отличавшийся мягким тембром, широким диапазоном, большой силой.

Родился П.И. Словцов в 1886 году в с. Устьянском Канского округа Енисейской губернии в семье дьякона. Пётр очень рано потерял отца (в своей автобиографии он сам пишет, что его отец умер, когда ему было 1,5 года), после смерти которого, он с матерью переехал в Красноярск, где и прошли его детские и юношеские годы. По семейной традиции мальчика отдали учиться в духовную семинарию, где его учителем музыки был Павел Иосифович Иванов-Радкевич. Здесь, в семинарском хоре, обнаружилась музыкальная одарённость и прекрасный голос мальчика. Его серебристый, звонкий дискант привлекал внимание всех окружающих своей красотой и широким диапазоном. Ещё 30 декабря 1907 года состоялся музыкально-литературный вечер, на афише которого впервые упоминается имя Петра Словцова, уже тогда ему предсказывали блестящую артистическую карьеру.

В 1909 году П.И. Словцов окончил духовную семинарию, но священнослужителем не стал, а поступил на юридический факультет Варшавского университета, но уже через полгода оставил университет, поступил в Московскую консерваторию и попал в класс профессора И.Я. Горди. В свои первые каникулы Словцов выступил перед красноярцами со своим сольным концертом 30 июля 1910 года.

К этому времени относится запись в журнале Красноярского уездного по воинской повинности присутствия от 19 июня 1910 г. о предоставлении дополнительной отсрочки до призыва 1913 года ученику П.И. Словцову для окончания образования по ходатайству Московской консерватории Императорского русского музыкального общества, несмотря на то, что по семейному положению он не имел права на такую льготу. Там же упоминалось, что в 1907 году Словцову уже давалась отсрочка от призыва. Но П.И. Словцов заявил о своем отказе воспользоваться предоставленной ему отсрочкой, о чем Енисейское губернское по воинской повинности присутствие уведомило Московскую консерваторию.

В очерке «У истоков музыкального Красноярска» Б. Кривошея пишет: «Старожилы красноярцы помнят его выступления в камерных концертах, являвшихся настоящими праздниками, которых всегда ждали с нетерпением. Любимыми произведениями Петра Ивановича были: романс Надира из оперы Бизе “Искатели жемчуга”, песенка Герцога из оперы Верди “Риголетто”, каватина царя Берендея из оперы Римского-Корсакова “Снегурочка”, ария Ленского из оперы Чайковского “Евгений Онегин”, ариозо Вертера из оперы Массне “Вертер”. Петра Ивановича можно было слушать бесконечно. Мягкий, лирический тенор в сочетании с блестящей вокальной школой при задушевности исполнения производил неизгладимое впечатление».

В 1912 году Словцов окончил консерваторию и стал солистом Киевского оперного театра. Уже в начале своей артистической карьеры он выступал с обширным оперным и камерным репертуаром, записывался на пластинки ряда фирм. В те годы на русской оперной сцене пели многие первоклассные тенора – Собинов, Смирнов, Алчевский, Давыдов, Фигнер. Молодой Словцов занял достойное место в этой замечательной плеяде.

В 1915 году Словцов перешел в труппу Большого театра при Народном доме в г. Петрограде, в котором тогда пели выдающиеся русские певцы Ф.И. Шаляпин, Л.В. Собинов и другие. Словцову посчастливилось не раз бывать партнером Шаляпина, он пел вместе с ним в таких операх, как «Моцарт и Сальери», «Князь Игорь», «Севильский цирюльник», «Русалка», «Фауст».

В 1918 году П.И. Словцов вместе со своей женой Маргаритой Николаевной Риоли-Словцовой, замечательной певицей, выпускницей Московской консерватории, ставшей аккомпаниатором своего мужа, переезжает в Красноярск. Начавшаяся Гражданская война вынудила супругов остаться в Красноярске.

В октябре 1920 года на П.И. Словцова было возбуждено дело как на дезертира труда. При Колчаке Словцов был мобилизован в армию и попал на службу солдатом в артиллерию, но, как артист, фактически на военной службе не находился, а выступал в концертах. В сезон 1918-1919 года Словцов служил в опере в Томске и Екатеринбурге. Осенью 1919 года он перевёлся на службу в Иркутск в артиллерию и там выступал в опере, и также не нёс военную службу, но в списках батареи состоял. Когда в Иркутске власть перешла к Советам, то воинская часть, в которой служил Словцов, была переименована в коммунистическую артбригаду и ушла в г. Верхнеудинск, а Словцов был командирован как работник сцены. Тогда же он заключил контракт с Иркутским отделом народного образования до 24 июня 1920 года на работу в опере г. Иркутска. По истечении контракта Словцов был отправлен в отпуск до 1 сентября 1920 года. С удостоверением о том, что он находится в отпуске, П.И. Словцов приехал в Красноярск и подал заявление в Красноярскую консерваторию о зачислении его преподавателем пения, а также заключил контракт с Красноярским советским театром как режиссёр. Когда же в Иркутском отделе народного образования по окончании отпуска Словцова его самого не дождались, то обратились в губернскую комиссию по борьбе с дезертирством с целью вернуть Словцова в своё распоряжение из Красноярского отдела народного образования, куда «он незаконно поступил в качестве преподавателя».

Началась долгая переписка, которая длилась почти два месяца, в ходе которой, Енисейский губернский отдел профсоюза Всерабиса сообщал, что Иркутский отдел народного образования неоднократно обращался как к Словцову, так и в местный подотдел искусств с различными предложениями Словцову о службе его в Иркутске и «угрозами принять по отношении его меры как дезертира», на что Словцов и подотдел искусств отвечали отказом, мотивируя тем, что Словцов, как работник искусства, не был прикреплен к Иркутскому отделу народного образования, служил там посезонно по контракту, по истечении которого имел право перейти добровольно на любую другую работу по своему желанию. Правление губотдела просило в своем письме срочного разбора дела Словцова и ограждения его от претензий Иркутского отдела народного образования, чтобы он имел возможность спокойно выполнять свои обязанности.

Но, несмотря на неоспоримые доказательства того, что П.И. Словцов не являлся дезертиром труда, Иркутский особый отдел по борьбе с дезертирством настаивал на немедленном препровождении конвоем в Иркутск дезертира труда Словцова. Надо отметить, что за Петра Ивановича тогда серьезно вступился Красноярский отдел Всерабиса и поручился, что П.И. Словцов по первому требованию Енисейского губкомдезертира явится в указанный срок и место, но никуда не выедет из Красноярска. Таким образом, для Словцова было получено право рассмотрения его дела в Красноярске. В конце концов Словцов остался в распоряжении Сибирского отдела народного образования.

В 1920-е годы П.И. Словцов с женой вёл большую педагогическую деятельность, принимал участие вместе с П.И. Ивановым-Радкевичем в организации Народной консерватории в Красноярске, а затем на базе своего оперного класса решил создать оперную труппу. Словцовы не мыслили своей жизни без сцены и поэтому решили ставить оперы силами местных профессионалов, любителей музыки и собственных учеников. Создание оперы в первые годы советской власти было особенно крупным вкладом в дело развития музыкальной культуры нашего города. В 1923-1924 годах супруги осуществили в Красноярске постановку опер «Русалка», «Травиата», «Фауст», «Дубровский», «Евгений Онегин». Это был огромный труд: Словцовы выступали и как исполнители главных партий, и как режиссёры, и как талантливые педагоги. По приглашению П.И. Словцова в Красноярск приезжали для участия в его постановках такие знаменитые певцы, как Григорий Пирогов и Владимир Касторский. Исключительными для Красноярска того времени были образы, созданные Словцовым: Ленский, Владимир Дубровский, Альфред в «Травиате» Верди, Фауст в опере Гуно, князь из «Русалки» Даргомыжского. Не менее любимы слушателями Словцовых были и их камерные концерты.

В 1920-е годы молодое советское государство, устанавливая культурные связи с зарубежными странами, посылала в гастрольные поездки за границу лучших мастеров искусства. Так, в 1924 году состоялись гастрольные концерты супругов Словцовых в г. Харбине, которые имели огромный успех.

В 1928 году П.И. Словцов был приглашен профессором пения в Московский центральный комбинат театрального искусства (позже – ГИТИС). Тогда же Словцов с большим успехом выступал в Москве на сцене Большого академического театра СССР и в Ленинграде. В «Травиате» он пел с А.В. Неждановой, в «Русалке» – с М.О. Рейзен.

Ещё в 1925 году встал вопрос о демуниципализации дома артиста П.И. Словцова по адресу: ул. Урицкого, 43/9. Тогда Сибирским революционным комитетом дом Словцову был возвращён ввиду его незначительной ценности, а также отмечаемых заслуг Словцова перед советской властью в области его артистической деятельности. В феврале 1931 года П.И. Словцов Красноярской городской избирательной комиссией был лишён избирательных прав за нетрудовой доход, получаемый с домовладения. Доверенный артиста юрист И.А. Ицын в своей жалобе в Красноярский городской Совет пишет, что постановление это можно было бы считать правильным, если бы доход от домовладения для Словцова был единственным или хотя бы преобладающим источником средств к жизни: «Труд артиста-певца, хотя и не создающий осязаемой продукции, есть всё-таки труд производительный и общественно-полезный, это, я думаю, ясно и без доказательств. Отмечу лишь, что в деятельности П.И. Словцова, как артиста, есть та черта, которой нельзя обойти при решении вопроса, чужой он для советской общественности человек или свой. Я имею в виду общественную деятельность его как артиста. В продолжение ряда лет он безвозмездно (потому что плата от 4 до 25 р. в месяц – это не плата) преподает пение в Красноярском музтехникуме, принимает активное участие в его оперных постановках в качестве исполнителя и руководящего персонала (режиссёра) при подготовке молодёжи к выступлениям, и как в своем родном Красноярске, так и во множестве других городов, не исключая Москвы, щедро делится сборами со своих концертов с целым рядом коллективов в целях хозяйственных, культурных, благотворительных, а нередко отдает им эти сборы целиком. […] В лишении П.И. Словцова избирательных прав есть явная несообразность как с правовой точки зрения, так и с другой – справедливости и здравого смысла: этим лишением выдающийся артист, известный на пространства всего Советского Союза, не только отрывается от общественной и культурной жизни родного города, для жителей которого “наш Словцов” составляет предмет гордости, но и низводится в разряд только терпимых граждан не за что иное, как за пользование тем самым домом, который высшая в крае власть возвратила ему за “заслуги перед соввластью в области его артистической деятельности”».

Также на защиту П.И. Словцова встал Восточно-Сибирский краевой отдел Всерабиса, который написал письмо в краевую комиссию по пересмотру дел лишенцев: «Со своей стороны сообщаем, что артист Словцов за свою деятельность проделал в порядке общественности ряд мероприятий по части внедрения искусства в рабочую общественность. Лишение его права голоса вызвано лишь потому, что у Словцова имеется в Красноярске собственный дом, приносящий в год доход более 600 руб. Исходя из изложенного, крайрабис просит, если нет явствующего нарушения Конституции СССР, восстановить в правах гражданства Словцова и этим самым дать возможность последнему проявить еще больше себя на культурном фронте».

Но, несмотря на предоставленные доказательства того, что П.И. Словцов не живёт на нетрудовой доход, 17 марта 1931 года заседанием Красноярской городской избирательной комиссии было вынесено постановление оставить Словцова Петра Ивановича в списках лишённых избирательных прав как имеющего нетрудовой доход.

После этого И.А. Ицын в мае 1931 года обратился в Восточно-Сибирский краевой исполком с жалобой, в которой он продолжает приводить доводы неправильного лишения избирательных прав П.И. Словцова, упоминая, что «об артистической деятельности Словцова известно всякому культурному человеку». Действительно, в этом деле была одна юридическая тонкость, на которую указывает Ицын: Словцов был лишён избирательных прав за одно только получение нетрудового дохода выше известной нормы, в то время как над этим доходом количественно преобладал другой его доход – трудовой, который служит главным источником средств к жизни. Однако по закону формулировка была иная – лишались избирательных прав «живущие на нетрудовой доход».

11 мая 1931 года налоговым инспектором г. Красноярска П.И. Словцову была выдана справка для предоставления в горсовет в том, что он занимается артистической деятельностью, доход от которой за 1929-1930 гг. составил 3 110 руб., доход от дома с материальной выгодой – 830 руб. и от одной коровы – 350 руб. За особый квартал 1930 года от артистической деятельности доход – 868 руб., от дома – 674 руб., от коровы – 700 руб.

8 августа 1931 года заседанием президиума Восточно-Сибирского крайисполкома было вынесено постановление о восстановлении П.И. Словцова в избирательных правах.

Словцов часто выезжал с концертами в разные края, гастролировал во многих городах Сибири и Урала. Возвращаясь из очередной поездки по Кузбассу, он тяжело заболел и 24 февраля 1934 года скончался от сыпного тифа в Красноярске.

21 мая 1934 года жена П.И. Словцова Маргарита Николаевна подала ходатайство в исполком Красноярского городского Совета депутатов трудящихся о предоставлении ей и матери Петра Ивановича, которой было тогда 70 лет, персональной пенсии. Сама Маргарита Николаевна еще в 1918 году заболела крупозным воспалением легких по дороге на концерты в Барнаул, Бийск и с тех пор страдала бронхиальной астмой и беспрерывным удушьем, что очень ограничивало ее деятельность как артистки-вокалистки. В своем ходатайстве М.Н. Риоли-Словцова пишет: «Обладая исключительными голосовыми данными, мой муж имел всегда большой художественный успех у публики и пользовался неизменной популярностью, живо откликаясь на приглашения различного рода государственных и общественных советских организаций, содействуя своими выступлениями в устраиваемых ими концертах материальному успеху последних в большинстве случаев безвозмездно, в порядке общественной работы. […]

П.И. Словцов до последнего времени охотно выполнял путевки Центрального концертно-гастрольного бюро по обслуживанию отдаленных местностей Союза и ни одного раза не отказывался от выезда из Москвы и всегда изъявлял согласие на гастрольные поездки на фабрики и заводы, не считаясь ни с затруднительными переездами, неудобными путями и средствами сообщения, ни со своим личным благополучием. В результате пренебрежения личным благополучием он и заразился сыпным тифом в последнюю гастрольную поездку в Сибирь, отчего и погиб, полный сил и энергии, в возрасте 47 лет.

Обладая большим вокальным мастерством, прекрасной школой, Словцов П.И. не ограничивал свою деятельность только работой в качестве артиста и певца, но старался передать свои знания и опыт учащейся молодёжи, искренне и с любовью отдаваясь преподаванию».

К ходатайству М.Н. Риоли-Словцовой были приложены благодарности чете Словцовых и лично П.И. Словцову за участие в мероприятиях, а также приглашения и просьбы выступить с концертом среди крестьянского населения, в клубе Карла Либкнехта, в сборном цеху Красноярских железнодорожных мастерских, в Томском физико-терапевтическом институте для больных красноармейцев и рабочих Черногорский копей, в вечере помощи беспризорнику и многих других мероприятиях. Также были приложены ходатайства Государственного комбината театрального искусства, Центрального концертно-гастрольного бюро, Московской государственной филармонии об установлении пенсии семье П.И. Словцова, в которых перечислялись его многочисленные заслуги.

5 октября 1934 года Комиссия по назначению персональных пенсий при СНК РСФСР сообщила в Красноярский горсовет о том, что персональная пенсия общереспубликанского значения назначена быть не может за отсутствие в деятельности Словцовых заслуг, предусмотренных постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 мая 1930 года о персональной пенсии республиканского значения.

П.И. Словцов был похоронен на Троицком кладбище в г. Красноярске. Весь Красноярск провожал своего любимого артиста и земляка в последний путь. Многим известен текст надписи на лицевой стороне памятника на могиле Словцова: «О, не буди меня, дыхание весны», но на памятнике есть еще две надписи: «Проходит все, и нет к нему возврата, жизнь мчится вдаль, мгновения быстрей… Расцвел цветок, а завтра он увянет, горит огонь, чтоб вскоре отгореть» и «Ветер напевы поет погребальные, ива так грустно шумит. Слезы холодные, муки бессонные, сколько вас сердце таит. Маргарита». Сама Маргарита Николаевна после смерти мужа в течение 20 лет продолжала музыкальную педагогическую деятельность в г. Красноярске, умерла 10 апреля 1954 года и была похоронена рядом с мужем.

Постановлением президиума исполкома Красноярского краевого Совета депутатов трудящихся от 25 июля 1936 года дом по улице Крестьянской, завещанный артистом П.И. Словцовым, был передан Красноярскому музыкальному техникуму.

1 марта 1983 года по предложению Красноярского городского отдела культуры об увековечивании памяти Петра Ивановича Словцова исполком Красноярского городского Совета народных депутатов решил присвоить имя Словцова П.И. улице вдоль южной границы микрорайона V «б» района Ветлужанки.

Распоряжением администрации Красноярского края от 16 июля 1993 года Красноярскому государственному театру оперы и балета было выделено 26 млн. рублей на проведение Всероссийского оперного фестиваля имени П.И. Словцова и проведение малых гастролей в г. Москве.

Постановлением администрации Красноярского края от 14 сентября 2001 года на сцене Красноярского государственного театра оперы и балета с 19 по 28 октября были проведен VII фестиваль, посвященный П.И. Словцову, и II международный конкурс оперных певцов имени П.И. Словцова.

По свидетельству современников, Пётр Иванович Словцов очень любил свой город, красноярскую природу, он любил посещать заповедник «Столбы». В очерке «У истоков музыкального Красноярска» описывается случай, когда друзья Петра Ивановича затащили его на Первый столб и, угрожая оставить его там, заставили его петь. И он пел, его чудный голос далеко разносился над окрестной тайгой. Быть может и сейчас, спустя 130 лет со дня рождения певца, гуляя в тихий час по Красноярску или по его окрестностям, нам вспомнится звучание его прекрасного голоса, и на сердце, несомненно, станет теплее… Сам Пётр Иванович так говорил о своей привязанности к родным краям: «Священными узами кровного родства связан с широкими просторами Сибири, горжусь, что я – сибиряк, и вместе с ней сын великого славного русского народа».

Предлагаем вашему вниманию отрывки из выпуска киножурнала «Енисейский меридиан» №2 о создании Народной консерватории в г. Красноярске и записи выступлений П.И. Словцова из радиопередачи «Наш земляк Петр Иванович Словцов, к 50-летию со дня смерти П.И. Словцова» цикла «Выдающиеся певцы прошлого» (1984 год), которые находятся на хранении в Государственном архиве Красноярского края.

Отрывок из выпуска киножурнала Енисейский меридиан №2 1984 год

 

Из сольного концерта П.И. Словцова 30 июля 1910 г

 

Ариозо Ленского из оперы ''Евгений Онегин'' в исполнении П.И. Словцова

 

Из выступления П.И. Словцова и М.Н. Риоли-Словцовой

 

Ария Вертера из оперы ''Вертер'' в исполнении П.И. Словцова

 

 

Ведущий архивист КГКУ «ГАКК»
К.Ю. Липатова

список статей