Ленинград в судьбе Красноярского радиозавода (1941-1945 гг.)

   Красноярск и Санкт-Петербург (Ленинград) связывают давние экономические, научные и культурные связи. О тысячах людских судеб могли бы поведать берега двух великих рек – Енисея и Невы.

   В годы Великой Отечественной войны в наш край был эвакуирован ряд ленинградских промышленных предприятий, высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов. Ленинградские корни имеют Красноярский радиотехнический завод, Красноярская государственная медицинская академия. Многие красноярцы до сих пор помнят ленинградцев, которые в трудные годы войны помогали им освоить сложное промышленное производство, обучали студентов.

   Красноярский радиотехнический завод (№619) был создан в 1941 году на базе производственных площадей завода №327 и НИИ №9, эвакуированных из Ленинграда по постановлению НКО от 11 июля 1941 г. До войны на них производились мощные аэродромные радиостанции, аппаратура «слепой» посадки самолетов, телемеханическая аппаратура. Эва­куации подлежали не только люди, но и станки, оборудование, измерительная техника и др., то есть всё, что было необходимо для разворачивания производства на новом месте. Погрузка оборудования происходила на железнодорожной станции "Новая деревня" в два эшелона. С этими эшелонами уехало ограничен­ное количество людей, необходимых для сопровождения обору­дования. Остальные добирались до Красноярска постепенно – партиями. Всего в сохранившихся списках от 23 июля 1941 года для эвакуации в первой партии (эшелоне) числится 117 человек. Среди лиц, подлежащих эвакуации, были 56 рабочих разных специ­альностей, 23 конструктора, 21 инженер (т.н. ИТР), 3 технолога и 14 служащих. Вместе с ними в Красноярск было эвакуировано и 37 сотрудников НИИ-9. По второму списку, составленному в августе 1941 г., эвакуации подлежало 14 человек во главе с директором завода Д.Н. Румянцевым. В списке значились также М.Е. Старик, А.А. Саве­льев, И.С. Гоноровский, И.К. Садовников и другие. Их вы­езд состоялся в ноябре.

   Вспоминает Евгений Михайлович Корянов, работавший на  Красноярском радиозаводе в годы войны: «До войны завод находился в Ленинграде по адресу: Лапухинка, Петроградская сторона, в конце улицы Павлова (рядом с институтом великого физиолога И.П. Павлова).

   В начале июля 1941 г. на ст. Новая Деревня формировался пер­вый эшелон для отправки в г. Красноярск (68 пульмановских вагонов) с оборудованием, станками, технической библиотекой, различными материалами и лабораторным имуществом.

   Люди следовали в эшелоне со своими семьями. Красноярск предоставил для завода здание Лесотехнической академии и дома, прилегающие к нему, – квартал по ул. Сталина. Ленинградцев встретили очень доброжелательно. Тяжелое оборудование устанав­ливали на изготовленные своими силами фундаменты подвального и первого этажей. Второй этаж занимали монтажные цеха, дирекция, партком; тре­тий – сборочные; четвертый – экспериментальные, технологические, конструкторские отделы и различные другие службы, где разрабатыва­лись учеными и инженерами новые виды радиоаппаратуры».

   15 августа 1941 года в Красноярск из Ленинграда прибыл эшелон с оборудованием в 129 единиц и 144 специалиста. Они находились в пути 23 дня. 16 августа 1941 года вышел первый приказ директора завода, по которому были организованы ремонтно-механический, инструментальный и механический цехи. Пуск первой очереди был осуществлен на базе оборудования, привезенного из Ленинграда 7 ноября 1941 года. Дополнительно прибыло оборудование из городов Москвы, Мурома, Таллина, Белово. В I-м квартале 1942 г. были введены в строй слесарно-каркасный, галь­ванический и сборочно-монтажный цехи.

   С июня 1942 года под руководством ленинградцев завод стал выпускать радиостанции дальнего действия «Круг», самолетное переговорное устройство и прочую радиоаппаратуру.

   Костяк завода составили ленинградские специалисты. Приказом Народного комиссариата электропромышленности СССР директором филиала завода №327 (эвакуированных частей завода и НИИ-9) был назначен Алексей Петрович Блескин – заместитель начальника производства завода №327. В ноябре 1941 года Блескин был снят с должности за невы­полнение плана по изготовлению автоматов ППШ (пистолет-пулемет Шпагина), которые были первой продукцией заво­да на новом месте. Сменил Блескина приехавший в Красноярск Д.Н. Румянцев. Главным инженером завода был назначен М.А. Спицын, главным конструктором – бывший сотрудник НИИ-9 Н.П. Сыромятников, прибывший в феврале 1942 г. Керамической лабораторией руководил доктор технических наук, впоследствии академик Н.П. Богородицкий. Именно им пришлось руководить восстановлением производства.

    Из воспоминаний лауреата Государственной премии Н.М. Зверева, бывшего в те годы начальником производства: «Развертывание производства радиомаяка «Колба» вначале встретило препятствие. Небольшой коллектив эвакуированного завода, потеряв связь с руководством, был нацелен на производство стрелкового оружия – пулемета-пистолета Шпагина (ППШ) кустарным способом из подручных материалов. Делу радиомаяка «Колба» места не было. Прибывший начальник главка Б.И. Форштер изложил в крайкоме значение радиомаяка для ВВС, предъявил фото радиомаяка, поясняя сложность производства. Вслед за этим прибывший заместитель наркома И.Г. Зубович полностью перевел завод на изготовление радиотехнических изделий для нужд Великой Отечественной войны. На завод стали прибывать станки, изделия, материалы с Таллинского завода и других мест. Установка станков была возможна только в подвалах здания и во дворе (из-за тяжести станков – прим. авт.), во временных постройках».

   Красноярцы очень тепло вспоминают о ленинградцах. Из воспоминаний Корянова Евгения Михайловича: «Теперь о людях: Зимина Нина Ефимовна, моя мать, работала в первом отделе. Начальником отдела была Цыплатова Валентина Ивановна (IV этаж). Главный инженер Спицин Михаил Александрович – инженер высокого класса, необыкновенно обаятельный руководитель, внесший неоценимый вклад в развитие завода.

   Прекрасный человек Бухаков (первый выпускник академии им. Буденного) – создал на заводе обстановку доброжелательности, уважения друг к другу среди ученых, инженеров и рабочих, его забота проявлялась во всем. Мы ощущали все это в быту: в обеспечении пита­нием, топливом, локальной электроэнергией. Он был очень порядочный и честный гражданин.

   Сыромятников Николай Павлович – руководитель отдела главного конструктора, удивительной доброты человек, нравился всем, а ра­ботать с ним было приятно – высокообразованный специалист. Ве­кемин Исаак Моисеевич – главный конструктор, был разработчиком и перво­проходцем  ряда научных изобретений. Куракин Кузьма Лаврентье­вич – директор, Воронов Анатолий Иванович – начальник конструк­торского бюро.

   Блескин Алексей Петрович – начальник производства и первый ди­ректор. В прошлом – участник революционных событии в Петрогра­де. Сын его погиб под Сталинградом в составе Красноярской дивизии, которая формировалась в городе».

   Однако в целом рабочий класс был эвакуирован в небольшом количестве. Большей частью рядом с ленинградцами работали женщины, а также красноярские мальчишки и девчонки, которые поступали на производство в качестве учеников, а затем переходили в разряд рабочих. На большинстве красноярских заводов кадры формировались из женщин  и подростков. В некоторых случаях их процент составлял 40-50 и 77-75% соответственно. Красноярский радиозавод не был исключением из правил. Только за период с 15 февраля по 10 мая 1942 г. на завод было принято 585 человек. 

   Многие юные красноярцы с большой теплотой вспоминают о своих ленинградских наставниках. Из воспоминаний Мартына Ервандовича Арутюняна: «Мы, мальчишки, сносили стены, закладывали фундаменты, мон­тировали оборудование и уже в декабре 1941 г. начали выпуск неболь­ших радиостанций (кажется РСИ-4). Многое уже позабылось, ведь прошло уже  45 лет, но своих первых учителей, эвакуированных из Ле­нинграда и Таллинна, квалифицированных специалистов, мы запомнили на всю жизнь. Как я могу забыть своего первого мастера Карла Карло­вича (Фреймана – прим. автора) и его жену (кажется Лидию Ивановну).

   Когда я освоил свою первую специальность – радиомонтажника, Карл Карлович доверил мне операцию на линейке по изготовлению жгутов – моя радость была беспредельна. В 1942 или 1943 г. нам поручили изготовление радиомачт, и я за одни сутки научился новой специальности оп­летчика тросов. Следующим утром Карл Карлович зас­тал меня уснувшим сидя за верстаком, положившим голову на бухтy тро­са, а в руках со сплетенным концом. Об этом появилась заметка в «Красноярском рабо­чем», можете представить нашу гордость».

   Рассказ Мартына Ервандовича Арутюняна дополняют воспоминания других работников радиозавода. О Карле Карло­виче Фреймане, его доброте и человечности,  вспоминает красноярка Валентина Ивановна Криволуцкая: Однажды у меня украли хлебные карточки: мою 800-граммовую и мамину. Я пришла в ужас: на весь месяц остаться без хлеба. Подошла к Карлу Карловичу, плачу, а он дает мне свои талоны, говорит: «Возьми талончики, иди, покушай». Сходила я в столовую, прихожу на свое рабочее место, смотрю, а у меня на столе лежат кусочки хлеба, каждый, кто работал нa линейках, отрезал от своей порции, а ведь у них тоже были сестренки, братья... А на следующий день они,  ничего не говоря, купили мне 800-граммовую карточку.»

   А вот воспоминания Мутникова (имя и отчество в воспоминаниях не указаны): «Учеником я попал к Георгию Васильевичу Артемьеву, высококлассному мастеру старого закала, рабочему-интеллигенту. Думаю, что ему было тогда около 50 лет. У него была маленькая мастерс­кая…, я прошел курс азов слесарного дела.

   Вскоре был организован экспериментальный цех М10, куда был переведен Г.В. Артемьев и я вместе с ним. Начальником цеха был Иван Григорьевич Богданов – прекрасный практик, технолог, у кото­рого молодежь многому научилась.

   Коллектив был дружным, старшие помогали и учили. Перед глазами стоят Иван Иванович Вончагов, Константин Васильевич Крылов. Мастером-нормировщиком был инженер-электрик Евгений Петрович Филиппов.

   Поскольку цех был экспериментальным, были очень тесные кон­такты с конструкторами во главе с Анатолием Ивановичем Вороновым, с лабораторией изоляционных материалов, которой руководил моло­дой лауреат Сталинской премии Николай Петрович Богородицкий.

   Одно время начальником цеха был Владимир Михайлович Тед­дер. Здесь мне изменяет память – я не помню точно, в какой последовательности работали в М10 И.Г. Богданов и В.М. Теддер. В.М. Теддер был прекрасным инженером, знал производство – в памяти сохранил­ся спокойный, солидный человек.»

   В послевоенные годы специалисты, приехавшие в Красноярск из Ленинграда, вернулись назад. По решению правительства в 1946 году для укомплектования кадрами вновь организованного института по радионавигации, в Ленинград были переведены 100 человек ИТР и квалифицированных рабочих. Всего уехало 138 семей. На заводе осталось шесть семей: И.М. Сурдо, П.К. Соколов, А.И. Бобкова, Ф. Талалаева, С.И. Поварухин, К.К. Фрейман. На сегодня из шести семей остались только внуки.

 

А.П. Дворецкая, к.и.н.,

ведущий архивист  КГКУ «ГАКК»

 

список статей



Анонс