К 95-летию красноярского пианиста А.Е. Шварцбурга

 

«Это кажется невероятным: Колыма, лагерь,
барак, нары, лагерный клуб и… классическая музыка.
Но это было. И тема эта ждёт ещё своего исследователя.
Театры, музыкальные ансамбли, искусство
в условиях лагерной неволи сталинской эпохи,
колючая проволока, издевательства над людьми
и… ничем неистребимая свобода творческого духа».
Из радиоочерка В. Евграфова
«Он музыке себя отдал без остатка».

 

Имя Анания Ефимовича Шварцбурга сегодня помнят немногие. Но личность этого человека заслуживает большого внимания. Его судьба и творческая деятельность складывались далеко не просто: подающий большие надежды пианист, студент Ленинградской консерватории, прошедший ссылку, испытавший неимоверные тяготы заключения в сталинских застенках, но всё-таки реализовавший себя в творческом плане, он остался в памяти своих коллег, друзей и знакомых человеком мягким, добрым, с великолепным чувством юмора, потрясающим жизнелюбием и оптимизмом. 

На хранении в КГКУ «ГАКК» находится не так много документальных материалов об этом пианисте. В первую очередь хочется отметить документы личного фонда журналиста К.Ф. Попова, который сдал на хранение выписки из материалов следственного дела осужденного А.Е. Шварцбурга, а также некоторые воспоминания, статьи, письма об Анании Ефимовиче, в том числе написанные его дочерью – Натальей Ананьевной. О профессиональной и творческой деятельности Шварцбурга можно узнать из материалов фонда Красноярской краевой филармонии, художественным руководителем которой он был на протяжении почти 20 лет. Воспоминания его друзей и коллег собрал в своём радиоочерке «Он музыке себя отдал без остатка» журналист В.В. Евграфов, лично знавший А.Е. Шварцбурга.

Родился Ананий Ефимович 28 февраля 1918 г. в китайском городе Харбине, куда его родители выехали ещё до революции. Мать была музыкантом, отец – бухгалтером. Их семья, образованная и интеллигентная, выделялась в русской колонии Харбина. Выступать как пианист Ананий начал с пяти лет. В радиоочерке «Он музыке себя отдал без остатка», посвящённом А.Е. Шварцбургу, журналист В. Евграфов вспоминает о том, как однажды Ананий Ефимович показал ему афишу с концерта вундеркинда Наника Шварцбурга.

В 1930-е годы семья Шварцбургов переезжает в Россию, а Ананий в 1936 г. поступает в Московскую консерваторию в класс фортепиано выдающегося педагога и пианиста Константина Николаевича Игумнова. В 1937 г. он переехал в Ленинград к месту жительства своих родителей и перевёлся в Ленинградскую консерваторию.

В январе 1938 г. Анания Ефимовича арестовали по обвинению в шпионаже в пользу Японии. По воспоминаниям его друзей, он всё время «надеялся на правду, он отрицал то, что ему инкриминировали (…) Его били. Страшно. Этого юношу 18-ти лет избивали в кровь. Он говорил, что он иногда сутками отходил от тех побоев, которые ему пришлось пережить». Как пишет в своей статье К.Ф. Попов, уже в личной беседе с пианистом на вопрос, почему он всё-таки дал признательные показания в том, что он японский шпион, Ананий Ефимович, грустно улыбнувшись, ответил: «Я органически не переношу физической боли. Начни меня сильно бить – и я подпишу любую бумагу».

Он был приговорён к 10-ти годам исправительно-трудовых лагерей на Колыме, на лесоповале в сотнях километров от Магадана. Как вспоминает его дочь, Анания Ефимовича «спасло искусство». О талантливом пианисте в Магадане рассказали магаданские артисты, которые вернулись из поездки по трассе, и попросили «перевести» Шварцбурга в Магадан. Так Ананий Ефимович оказался в Магаданском театре, где был концертмейстером и солистом. В творческой работе он недостатка не испытывал: помимо концертов на сцене театра, он участвовал в поездках по Магаданской области с бригадами разных составов. Там он познакомился с известным болгарским музыковедом Дмитром Гачевым, который так же отбывал срок незаслуженного наказания на Колыме. В. Евграфов приводит отрывок из текста письма Д. Гачева своей жене, преподававшей в 1930-х гг. в Московской консерватории: «Кстати, в наших скитаниях я встретил двоих твоих учеников – Мишу Михеева, кларнетиста, который играет в Магаданском театре им. Горького, и пианиста Шварцбурга, который работает пианистом в хорошем клубе. У обоих лучшие воспоминания о тебе, как о преподавателе истории музыки в Московской консерватории. Особенно поразил меня Шварцбург из класса профессора Игумнова. Это яркая индивидуальность, высокоинтеллигентный, культурный, широкообразованный юноша с благородными порывами». 

После досрочного освобождения в 1947 г. был короткий период вольной жизни. Ананий Ефимович с семьёй по профсоюзной путёвке уехал в Сухуми, где устроился в Кутаиси преподавателем в местное музыкальное училище. Об этом периоде жизни своей семьи Наталья Шварцбург вспоминает так: «Успешно начатая педагогическая работа была прервана полгода спустя. Власти добрались и сюда, до кавказской глубинки. Отец вновь был арестован, снова провёл несколько месяцев в тюрьме, на этот раз Тбилисской, где умудрился выучиться немного грузинскому языку. Оттуда вновь арестантским вагоном был отправлен на восток, до Красноярска, а затем на север, на Ангару, куда и приехала позже мама со мной на руках».

Анания Шварцбурга обвинили в шпионаже в пользу Англии и отправили в ссылку в Красноярский край, в Мотыгино. Потом его по его личной просьбе переводят в Енисейск, где он устроился работать в местный Дом культуры. Ананию Ефимовичу довелось поработать с талантливыми артистами, музыкантами, которые тоже отбывали свой срок в ссылке. И можно считать огромным успехом то, что в 1952 г. на сцене Дома культуры г. Енисейска была поставлена опера «Майская ночь». Вообще то, что привнёс Ананий Шварцбург в культурную жизнь Енисейска, уже позже его коллеги назовут «подвижничеством»: «Он был и просветителем, и исполнителем, был удивительный, не корыстный, буквально дух служения искусству, служения людям». Надолго запомнили Анания Ефимовича енисейцы, которым довелось побывать на концертах и спектаклях, постановкой которых он занимался, и по прошествии многих лет они отзывались о нём очень тепло. 

В 1955 г. Анания Ефимовича Шварцбурга реабилитировали «за отсутствием состава преступления», но уезжать из Сибири он с семьёй не стал, и переехал в Красноярск. Он вернулся к творческой деятельности, к организации культурной жизни Красноярска. Шварцбург поступил на работу в Красноярскую краевую филармонию, где проработал почти 20 лет солистом, концертмейстером, лектором-музыковедом и художественным руководителем.

Во время работы Анания Ефимовича художественным руководителем Красноярской краевой филармонии, директором её был Павел Тимофеевич Берзак. Именно под их руководством Красноярская филармония обрела своё яркое индивидуальное лицо. А.Е. Шварцбург обладал особым организаторским талантом — ему удалось собрать вокруг себя как наиболее одарённых музыкантов Красноярска, так и способствовать приезду в город крупнейших коллективов и исполнителей страны. О трудовой и творческой деятельности Анания Ефимовича можно судить по протоколам заседаний художественного совета Красноярской краевой филармонии, по справкам о работе филармонии за разные годы, а также по многим другим документам фонда филармонии, который находится на хранении в КГКУ «ГАКК».

А.Е. Шварцбург организовал и многие годы руководил музыкально-литературным лекторием при краевой государственной филармонии, сам разрабатывал программы, подбирал исполнителей. С этими программами объездил почти весь край, выступал в Домах культуры и сельских клубах и как исполнитель, и как лектор-пропагандист. Потом филиалы музыкально-литературного лектория открылись в Норильске, Абакане, Ачинске, Канске и других городах. При Анании Ефимовиче в филармонии сложилась хорошая традиция пропаганды гастролирующих филармонических и эстрадных коллективов в печати, на радио и по телевидению. Эту работу, в основном, проводил он сам. По воспоминаниям современников, Ананий Ефимович обладал красивым, бархатным тембром голоса, по которому его узнавали радиослушатели. По телевидению начинают систематически идти передачи «Красноярск музыкальный», «Концерты инструментальной музыки», «У нас в гостях», на радио – тематические передачи «Музыка рядом с нами», «Еженедельная информация о музыкальной жизни города и края». В газете «Красноярский рабочий» введена специальная рубрика «Гастрольная афиша», в которой подробно рассказывалось о гастролёре, давалась краткая аннотация его программы. В молодёжной газете «Красноярский комсомолец» под рубрикой «Предстоящие гастроли» сообщалось читателям, какие концерты они могут послушать и посмотреть. Постоянным ведущим этой рубрики был преподаватель Красноярского училища искусств, виолончелист Э. Прейсман.

Находясь на посту художественного руководителя краевой филармонии, Ананий Ефимович приглашал многих известных исполнителей из Ленинграда и Москвы, которых знал лично по учёбе в консерватории или совместным выступлениям. Он очень большое значение придавал делу пропаганды музыки. В те годы часто ставились концерты в зелёном театре Центрального парка культуры и отдыха им. А.М. Горького. На концерты эти приходило много людей, в том числе было большое количество детей.

Кроме того, Шварцбург многие годы возглавлял городское жюри по смотру художественной самодеятельности в вузах, воинских частях Красноярского края. И многим молодым талантливым музыкантам, замеченным им на таких концертах, Ананий Ефимович дал «путёвку в жизнь», приглашал на работу в Красноярск.

За сухими цифрами показателей, отчётов и справок стоял не только талантливый пианист и руководитель, но и замечательной души человек. Так вспоминал об А.Е. Шварцбурге в радиоочерке В.В. Евграфова солист Красноярской филармонии, скрипач А.М. Ривкин: «Замечательной человек, необыкновенной интеллигентности, образованности, эрудиции. Человек удивительной судьбы, необыкновенной теплоты отношения к людям. И его образ по сей день волнует меня, потому что с этим сопоставляется теперешняя жизнь, люди, музыканты, руководители. Он всегда исходил от музыки, совершенно не задумываясь о карьере, карьеризме, о корысти (…) Вокруг его просто необыкновенной личности формировалась какая-то духовная красота города, удивительная притягательность, обаяние теплоты отношений».

В заключение хотелось бы привести слова из уникальных воспоминаний об Анании Ефимовиче В.В. Горностаевой, народной артистки РФ, профессора Московской государственной консерватории, приведённых также в радиоочерке В.В. Евграфова.  Вера Васильевна говорила об А.Е. Шварцбурге так: «Пример того, как человек несёт в себе сам какой-то духовный мир настоящий. Некоторые в таких жизненных обстоятельствах могли бы опуститься или озлобиться, или прийти к какой-то апатии. Однако, сколько я помню Анания Ефимовича, я помню его улыбающимся, шутящим, доброжелательным, полным энергии. Он не был слишком здоровым человеком, однако, он никогда не жаловался. Он тащил на себе всю филармонию (…)

Я хорошо помню тепло его сердца, его удивительную способность шутить, его неиссякаемую юность. Он был красивым человеком: красивым внутренне и красивым внешне. Я помню его большие умные серые глаза (…) Способность в трудный момент шуткой подбодрить, способность точно проанализировать состоявшийся концерт, доброжелательно говорить о людях. Ведь он, в сущности, знал цену людям, всех видел, отнюдь не обольщался, вовсе не был таким уж «розовым» идеалистом, который всех видит только со стороны одних добродетелей. Но при этом, какая доброжелательность, какое умение любой человеческий недостаток не осудить, а понять, не посмеяться, а пожелать, чтобы как-то человек исправился! Это то, что я называю доброжелательностью, и это у человека, который имел все основания чувствовать себя недооценённым, чувствовать свою жизнь неудавшейся (…)

Оказавшись в Красноярске, он весь растворился в бурной деятельности…которая послужила во славу этого города, его художественной жизни (…) Он был заряжен энергией, и, прежде всего, в нём была та огромная культура: он был пианистом, поэтом, знатоком поэзии. Он был человеком высокого взгляда на всё. Человеком не иронически шипящим, не циничным, не скептичным. Как это всё сохранилось, как это всё осталось в мажорной гамме? Я его запомнила светлым. Он никогда не нёс в себе озлобленности, мрачности. А он жил ведь не как-то, он горячо жил». 

Умер Ананий Ефимович Шварцбург в 1974 г. в Красноярске, ненадолго пережив свою жену, которую он очень любил. Его дочь, Наталья Ананьевна, в 1990-х гг. эмигрировала в Израиль.

 

Ведущий архивист КГКУ «ГАКК»
К.Ю. Липатова

список статей



календарь памятных дат