«Долой неграмотность». К 95-летию со дня образования в Енисейской губернии одноименного общества

С первых дней своего прихода к власти в октябре 1917 года советское правительство начало проводить мероприятия, направленные на культурное преобразование общества, формирование новой социалистической культуры. Важнейшей составной частью такой политики стала ликвидация неграмотности взрослого населения страны.

Как только военное положение молодой республики относительно стабилизировалось, 26 декабря 1919 года Совет народных комиссаров принял декрет «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». Согласно этому документу все граждане республики от 8 до 50 лет, не умевшие ранее читать и писать, должны были обучиться грамоте на родном или русском языке.

В январе 1920 года, сразу же после разгрома войск адмирала Колчака, действие декрета было распространено и на Енисейскую губернию. Надо сказать, что попытки властей обратить внимание на грамотность населения предпринимались в губернии и ранее. Так, в 1890 году вновь назначенный енисейский губернатор Л.К. Теляковский во время своих разъездов обратил внимание, на то, что образование среди крестьянского населения губернии, составлявшего большинство её жителей, состоит на чрезвычайно низком уровне. «Даже можно сказать, что его почти вовсе нет», - констатировал позже губернатор на заседании особой комиссии по образованию.

Под впечатлением от увиденного в ноябре того же 1890 года губернатор Л.К. Теляковский создает комитет грамотности, в состав которого вошли директор Красноярской учительской семинарии, инспектор народных училищ Енисейской губернии, красноярский окружной исправник, епископ Енисейский и Красноярский. Однако решить какие-либо основные практические вопросы в сфере народной грамотности этот совещательный орган при губернаторе не мог, да и не ставил перед собой таких задач, ведь его создание представляло собой всего лишь реакцию властей на негативные явления, сложившиеся в системе народного образования губернии. Поэтому и работа комитета ограничилась донесением до властей самых насущных проблем образования, теоретической разработкой мер, направленных на их решение.

В начале 1920 года губернские власти в лице Енисейского губернского революционного комитета подошли к искоренению неграмотности среди населения более решительно. В течение достаточного короткого времени заведующим школьно-курсовой секции внешкольного подотдела Енисейского губернского отдела народного образования В. Кузьминым был подготовлен план ликвидации безграмотности в городе Красноярске, легший в основу соответствующего постановления ревкома, опубликованного в апреле 1920 года.

Исходя из плана Кузьмина, неграмотность взрослых жителей города Красноярска должна была быть ликвидирована в течение восьми месяцев, начиная с мая 1920 года, путем создания в городе школ грамоты с расчетом 60 человек на одно занятие или школьных ячеек, включающих от 5 до 10 человек. Учащиеся в таких школах и ячейках после окончания курса должны были научиться читать, писать, считать, излагать устно и в простейших формах письменно свои мысли. Предполагалось введение и общеобразовательных предметов – географии, литературы и т.д. После ликвидации безграмотности в Красноярске такая система обучения должна была быть распространена на всю губернию.

Для достижения поставленных целей предлагалось совместить как принудительные меры - мобилизацию учителей и других лиц, имеющих соответствующее образование; изъятие для проведения занятий помещений и частных квартир; исключение из профсоюзов учащихся, не овладевших грамотой; обложение штрафом предприятий и учреждений, использующих труд неграмотных, так и меры поощрительного характера. Последние включали в себя особую оплату труда мобилизованных учителей, привлечение их к обсуждению вопросов, связанных с процессом обучения, широкое участие в создаваемых органах, отвечающих за ликвидацию неграмотности.

Особо важное место в деле обучения неграмотных граждан отводилось и самим учащимся. В. Кузьмин в своей докладной записке писал, что «преподавателю... необходимо сразу заинтересовать учеников перспективой скорого применения приобретаемых знаний на практике. Если в течение двух - трех недель…. учащийся сможет написать свою фамилию, прочесть заголовок бланка, газеты или название улицы, содержание вывески… то для него это будет обязательным доказательством пользы грамотности и разовьет в нем жажду к дальнейшему образованию… Необходимо показать… какой новый огромный и недоступный ранее мир открывается грамотному…». А в постановление Енисейского революционного комитета «О ликвидации безграмотности в городе Красноярске» для стимулирования неграмотных к обучению был внесен пункт о вознаграждении учащихся за сверхурочную работу, так как занятия предполагалось проводить в нерабочее время.

В рамках проведения мероприятий по ликвидации неграмотности Красноярск был разбит на шесть районов. Для каждого района 30 апреля 1920 года на общем собрании учителей красноярских учебных заведений из состава присутствующих были избраны районные комиссии по ликвидации неграмотности. В ведении комиссий находился учет неграмотных, проживающих или работающих в соответственном районе; распределение их по школам грамоты; прикрепление к школам учителей; поиск помещений для занятий; организация учебного процесса.

Районные комиссии состояли из пяти членов и одного инструктора, которые в свою очередь представляли свою комиссию на заседаниях центральной общегородской комиссии. Кроме районных инструкторов в состав последней входили также представители Енисейского губернского и Красноярского уездно-городского отделов народного образования, Енисейского губернского профсоюзного совета. Первое заседание центральной комиссии состоялось 5 мая 1920 года. На нем было объявлено, что она берет на себя всю работу по ликвидации неграмотности и является «до некоторой степени автономным органом Красноярского уездно-городского отдела народного образования».

Однако, несмотря на всю проведенную организационную работу, к 19 июня 1920 года в Красноярске было открыто всего лишь шесть школ грамоты - три в 3-м районе Красноярска, две - в 4-м районе, и одна в 6-ом. Значительная часть города, в том числе и Николаевская слобода с её рабочим населением, школами грамоты охвачена не была, тогда как по плану Кузьмина все необходимые для обучения школы должны были быть открыты еще в течение мая месяца. Да и в открытых школах полноценно наладить учебный процесс не удалось. Ведь как сообщали районные инспекторы «учащиеся очень не аккуратно и неохотно посещают школы и многие записавшиеся совершенно выбыли из школы по разным причинам». Стало понятно, что ликвидировать неграмотность в Красноярске за короткие сроки просто не представляется возможным. В связи с этим власти отказались от форсирования вопроса ликвидации безграмотности и стали переходить к более спокойной, постепенной работе в этом направлении, перейдя на обучение сначала организованных групп населения - членов партии, комсомола, профсоюзов, служащих государственных учреждений.

Были сделаны и организационные выводы. К началу 1921 года вся работа по ликвидации неграмотности в губернии была передана из непосредственного подчинения органов народного образования, «которые не оправдали те надежды, которые на них возлагались», в специально образованные чрезвычайные комиссии по ликвидации безграмотности (грамчека). Эти комиссии, просуществовавшие до 1930 года, были созданы в каждой волости, уезде, при профсоюзных организациях и подчинялись в своей деятельности Енисейской губернской чрезвычайной комиссии по ликвидации неграмотности, действующей сначала при внешкольном, а потом и политико-просветительном отделе Енисейского губернского отдела народного образования. С другой стороны, Енисейская губернская грамчека и её подразделения входили в общероссийскую систему грамчека, подчиненную Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации неграмотности.

КГКУ ГАКК. Ф.Р-93. Оп.1. Д.105. Л.161Передача работы по ликвидации безграмотности в ведение грамчека скоро себя оправдала, и к 1924 году, в Енисейской губернии была создана целая сеть учебных заведений для обучения взрослых. Сеть эта включала в себя инструктивно-показательные школы, ликвидационные пункты и ячейки, создаваемые там, где не было возможности для обучения больших коллективов.

Среди этих учебных заведений особое значение в деле обучения неграмотных имели инструктивно-показательные школы. Таких школ в губернии было всего две, они размещались в городе Красноярске и находились в ведении инструктора губполитпросвета (от чего происходило их название). Здесь не просто обучали грамоте, а апробировали разные методики образования для взрослых, направленные на формирование цельной, политически зрелой личности. Это достигалось путем различных практических занятий, подготовкой учащимися докладов, выставок, их участием в литературно-художественных чтениях и художественной самодеятельности. В 1924 году в инструктивно-показательных школах было проведено экспериментальное обучение учащихся в двухмесячный, а не в трехмесячный срок, как это требовала программа, были применены и два новейших метода обучения – «комплексный» в преподавании общих предметов и метод «целого образа» в обучении русской грамоте.

Однако наиболее распространенными в Енисейской губернии образовательными учреждениями для взрослых стали пункты ликвидации безграмотности или ликвидационные пункты. За три – четыре месяца обучения в таких школах ученик должен был научиться читать и понимать газеты и книги, делать правильную и краткую запись собственных мыслей, заполнять простейшие деловые бумаги - заявления, анкеты, знать нумерацию арифметических чисел любой величины, быть знакомым с понятиями «дроби», «проценты», «площадь», «объем». Кроме прохождения минимума программы ученик должен был также отвечать «запросам текущего момента». С этой целью в пунктах были организованы беседы-лекции, чтение газет и художественной литературы. При желании ученик мог перейти и в шестимесячную группу, где кроме письма и счета преподавались более сложные предметы, например экономическая география или естествознание. Со временем учебная программа пунктов усложнялась, и они преобразовывались в полноценные начальные или средние школы для взрослых.

КГКУ ГАКК. Ф.Р-93. Оп.1. Д.160. Л.4Из донесений, направленных в грамчека с мест, других документов видно, что неграмотные граждане достаточно охотно училось. Так, в ликвидационном пункте «Водников» (Красноярск) уроки в 1924 году посещало 80% учеников, а остальные не посещали их лишь потому, что в это время находились на дежурстве. Отношение к занятиям со стороны учащихся здесь было очень серьезное и доброжелательное. «В виду того, что заниматься водникам осталось немного, товарищи изъявили желание заниматься в праздничные дни… в группе народ взрослый и приходиться считаться с их мнением, чему больше хотят они научиться, то и больше проводишь»,- писала учительница пункта А. Гребенникова. А вот еще одно свидетельство, записанное гораздо позже, в 1936 году, во время беседы секретаря Красноярского крайкома ВКП(б) тов. Голюдова с учащимися школ малограмотных и неграмотных: «Начала учиться с ликбеза 32-лех. Учусь 4-й год, перешла в 7-ю группу. Работаю в детском саду… без отрыва от производства учусь… у меня имеется 3 сына, все учатся и я за ними должна смотреть. Старший сын учится в 7-й группе – отличник. Это очень способный мальчик. Он учится лучше меня и помогает мне частенько, когда я что-нибудь не усваиваю… Мечтаю учиться дальше – думаю кончить десятилетку. Мне сейчас 37 лет исполнилось, еще успею… до смерти. Врачи мне запретили, говорят, что надо бросить или работу, или учебу, - потому, что у вас большое переутомление, но зря они все это говорят. Работу бросить я не хочу и не могу и учиться не брошу».

При этом восприятие материала среди учеников одного и того же класса было совершенно разным, что приводило к сложностям их обучения. Особенно это было характерно для сельской местности. Так, в одной из школ для взрослых Канского района половина класса читала по книге после букваря, другая половина по букварю изучала азбуку. То же самое было с арифметикой - часть считала в пределах 100, другая в пределах 1000. По свидетельству учительницы тов. Каменщиковой «с каждым почти приходиться работать отдельно. Так М.М. Куценосов плохо видит, тов. Квашнину 54 года, не способен воспринимать материал, тов. Крючкова имеет больного ребенка». Это серьезно отражалось на уровне подготовки выпускаемых учащихся. В одном из циркуляров Енисейского губернского совета профессиональных союзов, например, сообщается, что к 1 февраля 1925 года ликпункты города Красноярска выпустили до 300 товарищей и «естественным шагом в дальнейшей просветительной работе для них является втягивание их в клубную работу». Однако они настолько слабо обучены, что не могут принять участие в работе существующих при клубах общеобразовательных кружков. И это был, к сожалению не единичный случай. Все чаще в официальных документах того времени встречается термины «малограмотный», «школы для малограмотных»

Большой проблемой для властей разного уровня было материальное снабжение ликвидационных пунктов и школ. Из 39 работающих в губернии в 1923 году пунктов 19 содержались на средства профсоюзов, а 20 на деньги местных бюджетов. При этом в отчете заведующего губполитпросветом признавалось, что средства, выделенные на ликвидационные пункты ничтожны. Так, в Красноярске на эти цели было выделено всего 200 рублей, в Красноярском уезде – 578 рублей, в остальных уездах сметы так и не были утверждены. В результате существующие ликвидационные пункты могли охватить лишь малое количество человек. В Красноярске с января по май 1923 года обучалось всего 343 взрослых, в Красноярском уезде – 300, в Ачинском – 40, Минусинском - 60, по линии железной дороги – 80.

Именно в этот достаточно сложный для дела народной грамотности период чрезвычайные комиссии по ликвидации безграмотности обратились за помощью к простым гражданам. По инициативе комитетов в декабре 1923 года в Москве было создано добровольное общество «Долой неграмотность». Председателем его центрального правления стал М.И. Калинин. 5 марта 1924 года общество «Долой неграмотность!» было создано и в Енисейской губернии.

КГКУ ГАКК. Ф.П-7835. Оп.5. Д.17КГКУ ГАКК. Ф.Р-137. Оп.1. Д.136. Л.6В задачи нового Общества входило обучение неграмотных, популяризация образования для взрослых путем организации спектаклей, лекций, выставок, бесед, издания агитационных материалов, сбор пожертвованных взносов на дело народной грамотности. Для достижения этих целей, по мнению организаторов Общества, его ячейки должны были быть организованы при каждой фабрике, заводе, советском и просветительском учреждении, партийном и комсомольском комитете, профсоюзном объединении, в деревне. Поэтому основным критерием Общества стала его доступность для граждан. Любые три гражданина могли создать его ячейку и зарегистрировать её в соответствующем территориальном правлении. Целью такой низовой ячейки было привлечение в ее ряды как можно больше желающих и поэтому, как правило, свои заседания члены ячеек проводили в рабочих клубах, народных домах, избах-читальнях, красных уголках.

КГКУ ГАКК. Ф.П-1. Оп.1. Д.778. Л.35Активное привлечение населения к ликвидации безграмотности вскоре дало свои результаты. Существенно уменьшилась, например, текучесть среди граждан, обучающихся, в ликвидационных пунктах, а в дальнейшем в школах для взрослых. Так, член ячейки общества «Долой неграмотность», созданной при Красноярском окружном финансовом отделе, тов. Хрипач начал заниматься с группой из 14 человек, и из них 11 человек были обучены грамоте. Член той же ячейки товарищ Самбурская занималась с группой малограмотных из 6 человек, из которых 4 человека до конца посещали занятия. Такое явление было обусловлено не только желанием выучиться грамоте самих учащихся, но и пониманием необходимости обучения, сложившееся под влиянием Общества в рабочих коллективах. «У нас о тех, кто плохо учиться, пишут в школьную стенгазетку и это подтягивает людей. Человек - один, два, три раза побывает в газетке, да мы еще ему говорим, что ты, мол, товарищ, позоришь нас, давай подтягивайся, как это у тебя получилось – и человек подтягивается», - свидетельствовал рабочий фабрики «Спартак» тов. Таратурин. А вот еще одно свидетельство рабочей той же фабрики – «У нас работа тяжелая, мы работаем семь часов, за это время бывает два перерыва по десять минут. И вот обязательно кто-нибудь из профсоюза приходит и проверяет, как ходят в школу, кто не ходит и по каким причинам. Начальник цеха Карепанов проверяет, кто из рабочих неграмотный и прямо гонит, требует, чтобы учились». Значительное развитие получила и шефская помощь, оказываемая рабочим коллективам со стороны учебных заведений. В 1929 году, например студенты 2-го педагогического техникума города Красноярска взяли на себя обязательства по отношению к той же фабрике «Спартак» выделить 20 человек учителей для обучения на самой фабрике, организовать 5 групп для подготовки в стенах техникума и направить еще 15 студентов для обучения на дому.

КГКУ ГАКК. Ф.П-1. Оп.1. Д.778. Л.36Важное значение имела деятельность общества «Долой неграмотность» и для активизации работы в сельской местности. Здесь сложилось целое движение учителей и добровольцев – грамотных колхозников, комсомольцев, избачей, библиотекарей, или как их называли в некоторых документов - «партийных и непартийных большевиков культурного фронта». Так, учительница школы для взрослых деревни Семеновка Уярского района Клавдия Иванова обучила за одну зиму 9 неграмотных и 16 малограмотных односельчан, а учительница школы взрослых при кирпичном заводе Уярского района Александра Александровна Корючкина обучила за короткое время 42 человека. Жительница Иланского района тов. Чуринова, несмотря на то, что работала в начальной школе, в свободное время обучала 36 человек неграмотных.

КГКУ ГАКК. Ф.П-7835. Оп.5. Д.17Интересную методику обучения неграмотных выдвинули жители Карымского сельсовета Партизанского района - учитель тов. Прокоповича и избач тов. Калинина. Их усилиями была создана секция по ликвидации неграмотности, в которую вошли 5 человек. К каждому из них закрепили по 8 неграмотных, предварительно обойдя их и проведя беседу о пользе грамотности. В дальнейшем по мере обучения тов. Калинин организовал Доску почета для прилежно обучающихся. Это существенно стимулировало неграмотных граждан к обучению – «особенно охотно взялись за учебу тов. Дыбчикова, 35 лет, Абашурова, Макарова, Быстрикина, 40 лет.

КГКУ ГАКК. Ф.П-835. Оп.5. Д.191Усилие учителей, добровольцев, советских, партийных и комсомольских органов не прошли даром. К декабрю 1938 года в Красноярском крае насчитывалось всего 62892 неграмотных и 89449 малограмотных граждан, то есть 3-4% от общего населения края. Из них обучение проходили уже 16878 неграмотных и 22729 малограмотных человек. Тем самым ликвидация безграмотности взрослого населения, длившаяся на территории Енисейской губернии – Красноярская края 18 лет, была практически завершена.

КГКУ ГАКК. Ф.П-7835. Оп.7. Д.3. Л.4Со времени ликвидации безграмотности прошло много времени. Но записанные свидетельства очевидцев, официальные документы - решения, отчеты, докладные записки - находятся на хранении в КГКУ «Государственный архив Красноярского края», и изучая эти документальные материалы, можно много узнать об одном из самых трудных и переломных периодов истории нашей страны.

Список использованных источников:

  1. КГКУ «ГАКК». Ф.31. Оп.1. Д.119. ЛЛ. 1-1об
  2. КГКУ «ГАКК». Ф.Р-93. Оп.1. Д.29. ЛЛ. 1-1об, 2-4об
  3. КГКУ «ГАКК». Ф.Р-93. Оп.1. Д.19. ЛЛ. 1-4, 5-6, 20-21
  4. КГКУ «ГАКК». Ф.Р-93. Оп.1. Д.216. ЛЛ. 1, 18-19
  5. КГКУ «ГАКК». Ф.Р-93. Оп.1. Д.160. ЛЛ. 2-3, 6
  6. КГКУ «ГАКК». Ф.Р-93. Оп.1. Д.234. ЛЛ.34, 65-66
  7. КГКУ «ГАКК». Ф.Р-93. Оп.1. Д.233. ЛЛ. 44-45
  8. КГКУ «ГАКК». Ф.Р-48. Оп.1. Д.8. ЛЛ. 1-3
  9. КГКУ «ГАКК». Ф.П-1. Оп.1. Д.630. ЛЛ.29-30
  10.  КГКУ «ГАКК». Ф.П-1. Оп.1. Д.778. ЛЛ.34-36об
  11.  КГКУ «ГАКК». Ф.П-26. Оп.1. Д.313. ЛЛ.75-76, 82
  12.  КГКУ «ГАКК». Ф.П-26. Оп.1. Д.701 ЛЛ.83-84

Ведущий архивист
КГКУ «ГАКК»
В.В. Чернышов

список статей


Август, 2020
пн вт ср чт пт сб вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31

Анонс