Общественная жизнь Красноярска после Первой русской революции. По документам КГКУ "Государственный архив Красноярского края"

Революционные события, охватившие Российскую империю в 1905-1907 годах, оказали большое влияние на дальнейшее развитие страны. Ведь подавив революцию, правительство, тем не менее, было вынуждено пойти на серьезные уступки обществу. Манифестом 17 октября 1905 года  объявлялась свобода слова, созывался избираемый населением законодательный орган - Государственная дума, существенные изменения были внесены и в законодательство, регулирующее деятельность различных общественных организаций и союзов. Это привело к заметному оживлению общественной жизни, причем не только, в крупных городах Европейской России, но и в достаточно отдаленных от центра регионах, таких, как Енисейская губерния.

Важной составляющей жизни общества в годы революции стала деятельность политических партий. В 1907 году в губернии уже существовало около десяти партий, действующих в основном в Красноярске. Левый фланг политических сил занимали местные организации партии социалистов-революционеров, Российской социал-демократической рабочей партии, немногочисленные группы анархистов-коммунистов. На умеренных либеральных позициях стояли трудовики, конституционно-демократическая партия (партия кадетов) и Сибирский областной союз (областники). Правый же фланг был представлен партией «17 Октября» и «Союзом мира и порядка» - местной организации «Союза русского народа».

В Енисейской губернии революционный подъем пошел на спад в начале 1906 года, после подавления «Красноярской республики». В сложившейся ситуации крупнейшим в губернии революционным партиям - партии социалистов-революционеров и Российской социал-демократической рабочей партии пришлось существенно пересмотреть свою деятельность. Но если эсеры, посчитав основной причиной поражения революции недостаточную пропаганду среди крестьян и солдат, просто усилили агитационную работу, совмещая её с чисто террористическими методами – физическим устранением неугодных лиц, запугиванием, распространением порочащих слухов, то социал-демократы, отказавшись от бойкота выборов в Государственную думу, наоборот сосредоточились на избирательной кампании.

Прошедший в июне 1906 года в Красноярске съезд Сибирского союза РСДРП постановил, что конечная цель социал-демократов на выборах во II Государственную думу - это превращение демократической части Думы в орган революционной власти, способный возглавить народное восстание. Для чего необходимо начать среди широких слоев населения пропаганду своих взглядов, путем образования политических клубов, в виде легально открываемых обществ; организации под «флагом» этих обществ денежных сборов, концертов, спектаклей; создания профессиональных союзов; издания легальных газет.

Избранная социал-демократами тактика дала свои результаты, и как констатировалось в одном из отчетов Енисейского губернского жандармского управления за апрель 1907 года – «их идеи встречали сочувствие среди разных слоев населения». А газета «Енисейское слово» так описывала настроение части красноярского общества того времени: «19 ноября 1906 года в городском театре прошла пьеса господина Невежина «Погром». Пьеса очень понравилась публике. Автор довольно ярко обрисовал настоящее положение России, в которой нет «на права, ни порядка». В ней угнетен обнищавший народ, кругом дико и хаотично. «Нужно уничтожить гадов», «Смести пыль отовсюду» и тогда «Настанет новая, светлая, свободная жизнь». После каждой подобной реплики театр гремел рукоплесканиями. Много раз вызывали артиста господина Ростова, игравшего идеалиста-реформатора, ополчившегося против гнилого спокойствия родной жизни и на «акул» своего народа». Во время третьего действия были разбросаны прокламации социал-демократической рабочей партии, с напоминанием о приближающемся окончании срока по подаче заявлений в городскую управу о занесении в избирательные списки по выборам в Государственную думу.

Но в борьбе за места в Думу кандидатам от социал-демократической партии пришлось столкнуться с очень серьезным соперником в лице партии Народной свободы», так называлось местное отделение партии кадетов. В достаточно небольшом по численности населения  Красноярске в 1907 году насчитывалось более  300 членов этой партии, среди которых, как отмечалось в донесениях Енисейского губернского жандармского отделения, были «чиновники, состоящие на государственной службе и часть богатого купечества, почему все правительственные распоряжения могли быть известны комитету партии, и она всегда имела средства». В партию кадетов входили  и многие представители красноярской интеллигенции, в частности такие  известные в городе люди как частный поверенный Б.Л. Рогонович, присяжный поверенный П.И. Кусков, врачи П.Н. Коновалов и В.И. Пальмин, бывший городской голова Н.А. Шепетковский, ученый и юрист Д.Е. Лаппо.

Кадеты считались оппозиционной партией и также как их оппоненты слева находились под пристальным наблюдением Енисейского губернского жандармского управления. Однако критикуя существующую политическую систему, они выступали за её мирное преобразование. При этом внутри самой партии шла жесткая борьба между конституционными монархистами, составляющими большинство, и левым крылом, выступающим за сотрудничество с социал-демократами. Для достижения своих целей кадеты, как и социал-демократы, широко использовали просветительскую работу среди населения путем создания общественных организаций, проведение лекций, собраний.

Собрания по избранию выборщиков на съезд городских избирателей Красноярского уезда, которые и должны были выбрать депутатов Думы от Красноярска,  проходили при большом стечении народа, который бурно реагировал на речи выступавших, и устраивал «кошачьи концерты» неугодным кандидатам. Так на собрании, состоявшемся 25 января 1907 года, присутствовало более 600 избирателей и еще 400 человек публики. Стульев в достаточно вместительном зале Красноярского Общественного собрания на всех не хватило и некоторым пришлось стоять или сидеть на корточках вдоль стен. Происходящее подробно освещалось в прессе. «У стола председателя появилась внушительная фигура господина Караулова и полилась его плавная размеренная речь. Голос оратора, его дикция и поза – спокойная и уверенная – все обличает в господине Караулове недюжинного оратора, а его эрудиция и аргументы указывают на опытность  его в деле приличного политического красноречия. Исходя из того положения, что главный интерес нынешней кампании сосредоточен в борьбе между партиями народной свободы и социал-демократической, и признавая требование беспартийных – избрать во II Государственную думу «людей - лозунга», а не программ, неосновательным – оратор перешел к критике программы социал-демократической партии. Он обрушился всей силой своей эрудиции на требования социал-демократов, которые идут в разрез с программой партии «Народной свободы», приводя исторические примеры от времен Карла I и Кромвеля вплоть до событий 1848-1851 годов в Германии. Ему возражали. Но эти возражения были слабее тех речей, которые произнесены были против партии «Народной свободы» на первом предвыборном собрании. Очевидно, возражали не лучшие партийные силы» - так описывалось одно из предвыборных собраний в газете "Красноярец".

Предвыборная борьба все же закончилось победой социал-демократов, и представитель партии И.К. Юдин стал одним из двух депутатов, избранных от Енисейской губернии в Государственную думу. Однако 3 июня 1907 года II Государственная дума была досрочно распущена, а избирательный закон существенно пересмотрен в сторону увеличения имущественного ценза для выборщиков. Одновременно иркутский военный генерал-губернатор генерал-лейтенант Селиванов издал обязательное постановление о запрете в местностях генерал-губернаторства состоящих на военном положении и положении усиленной охраны, в том числе Красноярске, распространение каких-либо выступлений, статей или иных сообщений, возбуждающих враждебное отношение к правительству и должностным лицам. Виновные в нарушении этого постановления подвергались  немедленно в административном порядке заключению в тюрьму на срок до трех месяцев или денежному штрафу до трех тысяч рублей. Вводились и ограничения, связанные с партийной принадлежностью государственных служащих.

Такие правительственные меры ударили по активной политической деятельности как революционных, так и либеральных оппозиционных партий, существенно сузили их возможности участия в политических процессах. Но самое главное, что  установление режима «третьеиюньской монархии» отразилось на настроении части общества, вызвало у неё разочарование в выборном процессе, в деятельности Государственной думы, как органа, способного изменить ситуацию в стране. Вследствие чего общественная жизнь после 1907 года все более и более находит свое проявление в деятельности не политических общественных организаций, тем более, что новое законодательство широко этому способствовало.

Еще 28 мая 1905 года енисейский губернатор Н.А. Айгустов получил циркулярное предписание министра внутренних дел А.Г. Булыгина о предоставлении губернаторам, градоначальникам и генерал-губернаторам права самостоятельно, по своему усмотрению, разрешать на вверенной территории деятельность обществ, учреждаемых с общеполезными целями, чья регистрация ранее находилась в ведении Министерства внутренних дел. К таким обществам были отнесены общественные собрания и клубы; художественные общества и кружки (певческие, музыкально-драматические, фотографические); общества трезвости; автомобильные, гимнастические шахматные и другие спортивные общества; медицинские общества и общества содействия физическому воспитанию детей; общества покровительства животным и ветеринарные общества; библиотечные общества.

Для регистрации обществ и союзов в губернское управление вносился проект устава, который должен быть подписан учредителями в числе не менее 5 человек и по которому делалось заключение, что то или иное общество соответствует законодательству. При этом регистрация носила достаточно формальный характер. Так, 1 февраля 1907 года была зарегистрирована Красноярская организация «Лиги образования». Регистрация прошла, несмотря на то, что в уставе Лиги было четко прописано, что организация эта «имеет целью содействовать постановке и распространению как школьного, так и внешкольного образования на началах соответствующих вполне развитому демократическому строю общества», что по заключению прокурора Красноярского окружного суда не могло иметь место в политическом строе России. По сведениям же губернского жандармского управления один из учредителей Лиги  врач Козлов привлекался к дознанию в 1903 году по обвинению в государственном преступлении. Другие учредители учитель И.П. Петров, чиновник государственных имуществ Чеканинский, топограф Мазинг, помощник управляющего государственных имуществ В.Т. Волков, член Красноярского окружного суда П.С. Троицкий, В.Н. Скорняков были членами партии кадетов. А еще один учредитель Лиги  канцелярский служитель переселенческого управления  А.Ф. Сальстрем в 1907 году входил в состав местного комитета партии социалистов-революционеров.

Но не только легкость регистрации способствовало росту общественных организаций. В значительной части из них отсутствовал имущественные, возрастные ограничения. Так, согласно уставу Общества обывателей и избирателей города Красноярска его членами могли быть все обыватели города «без различия пола не моложе 25 лет, внесшие в комитет 50 копеек», а в спортивные, художественные и «человеколюбивые» общества, согласно законодательству, принимались лица и не достигшие 18 лет. Последние не могли быть только членами правления.

Как результат, в послереволюционный период в Красноярске действовало множество обществ и союзов совершенно разной направленности. Некоторые из них представляли собой кружки по интересам, как например Красноярское общество правильной охоты, другие наоборот проводили серьезную работу, направленную на улучшение жизни населения. Так, уже упомянутое Общество обывателей и избирателей города Красноярска, своей целью ставило   благоустройство города. Общество попечение о начальном образовании открывало воскресные школы для взрослых. А созданное в феврале 1912 года гимнастическое общество «Сокол» способствовало развитию спорта среди населения, в том числе молодёжи.

В городе действовал и ряд  профессиональных обществ: Союз служащих в торговых и торгово-промышленных предприятиях города Красноярска, Профессиональное общество рабочих печатного дела в Красноярске, Красноярское общество рабочих по изготовлению одежды, Красноярское общество рабочих булочно-кондитерское производства, Общество помощников врачей. Последнее объединяло фельдшерско-акушерский персонал.

Профессиональные общества не только материально поддерживали своих членов, но и организовывали для них досуг. Так, общественный клуб Красноярского вольно-пожарного общества регулярно проводил для членов общества танцевальные вечера. Иногда они сопровождались постановкой водевилей. Семейные вечера устраивались и в Железнодорожном собрании станции Красноярск. Газета «Красноярский вестник» так описывала один из  вечеров: «Публики было человек 200-300. Играл военный оркестр. Танцы затянулись далеко за полночь. Правда во время вечера вышел маленький конфликт между распорядителем танцев Терентьевым и некоторыми из танцующих кавалеров, не имеющих на шеи белого воротничка, без которого они не могли участвовать в танцах».

В целом жители Красноярска и особенно представители интеллигенции  охотно участвовали в деятельности различных обществ. Интересные воспоминания оставил член Общества для пособия нуждающимся сибирякам, учащимся в городе Москве, В. Альбанский. В своем письме, опубликованном в газете "Красноярец", он рассказывал, что Сибирский комитет Общества воспользовался его двухнедельным пребыванием  в Красноярске  и поручил ему  взять на себя роль члена-соревнователя, то есть представителя Общества, который бы собирал членские взносы и привлекал новых членов. В этом качестве В. Альбанский обратился  ко многим красноярцам и практически нигде не встретил отказа. Некоторые правда по материальным соображениям отсрочили ненадолго запись в члены Общества, другие же нашли возможность немедленно вступить в его ряды. Среди последних было много известных красноярцев: П.И. Гадалов, И.И. Кузнецов, И. А. Ицин, С.С. Франкфурт, В.А. Смирнов, Н.А. Ставровский, П.С. Троицкий. Кроме того В. Альбанский  получил пожертвования в пользу Общества, а член суда П.С. Троицкий и мировые судья А.М. Ветров и Л.П. Терских согласились стать его членами-соревнователями в Красноярске.

Общественная активность красноярцев в этот период проявилась и в деятельности таких организаций, как родительские комитеты. 5 ноября 1906 года состоялось первое заседание родительского комитета при Красноярской женской гимназии. Сразу же среди собравшихся возникла дискуссия по вопросу  возможна ли деятельность комитета  при существующих современных условиях. На этот вопрос часть присутствующих ответила отрицательно, находя, что нет смысла работать в комитете, если его постановления не будут обязательны для гимназического начальства. Другие указывали на то, что опираясь на силу общественного мнения, деятельность комитета может быть плодотворной, и если даже часть его постановлений будет принята во внимание педагогическим советом гимназии, то и это будет заметным плюсом. Если же комитету в борьбе с педагогическим советом  придется окончательно уступить – то это будет только свидетельствовать  о невозможности при данных условиях единения школы с семьей. После обсуждения выдвинутого вопроса комитет все же постановил деятельность свою продолжать в виду неотложной необходимости устранения «ненормальностей», мешающих правильной жизни гимназии.

К таким «ненормальностям» были отнесены: обременение учениц уроками для приготовления на дому, в результате чего ученицам приходится тратить на эти уроки 4-5 часов, существование между уроками в гимназии массы свободного времени, что происходит из-за неимения в гимназии своего штата преподавателей; ведение уроков по одному и тому же предмету разными преподавателями. Кроме того член комитета Иорданский поставил вопрос о

несоответствии применяемых в гимназии учебников как с учебной программой, так и степенью понимания содержащегося в них материала ученицами.

Кроме вопросов образовательного характера родительский комитет женской гимназии занимался и  улаживание конфликтов, возникающих между учительским составом и ученицами, освобождал неимущих учениц от платы за учение, снабжал их платьем, обувью, учебниками, отпускал бесплатные завтраки и даже настоял на повышение жалования некоторым учителям гимназии.

Важнейшим фактором формирования общественных настроений в послереволюционный период стала периодическая печать. Наряду с официальными изданиями существенно выросло и число частных газет. В разные годы в городе печатались газеты «Енисейский край», «Сибирь», «Красноярец», «Енисейское слово», «Голос Сибири», «Красноярский вестник», «Красноярский хроникер», «Красноярские отголоски», «Отклики Сибири».

Газеты размещали телеграммы и статьи о различных событиях, происходивших в стране и мире, событиях в Красноярске и губернии, публиковали подробные судебные отчеты, обозрения местной театральной жизни, сведения о деятельности собраний и союзов,  фельетоны, стихи, повести, рассказы, критические очерки и статьи литературного характера. Много место уделялось критике работы городских властей и служб. Так, газета «Красноярец» из номера в номер  освещала деятельность Красноярской городской думы. Объясняя это тем, что «городское самоуправление в Сибири, в связи с отсутствием земства,  является той ячейкой самодеятельности общества, из которой так или иначе должна вырасти современная форма самоуправляющегося общества, как преемника в государственном строительстве нынешних отживающих форм полицейского государства. И этим именно значением своим городское самоуправление особенно дорого для нашей окраины. Поэтому все то, что предпринимается, проектируется и дебатируется в городской думе подлежит самой полной гласности, общественному обсуждению и всему этому должно быть отводимо место в органах печати. Пусть дебаты думы легки, пусть обсуждаемые там вопросы мало интересны. Во всяком случае, то, как тот или другой вопрос городского благоустройства дебатируется в думе, как относятся к делу служения гласные и члены – цензовики, не может не затрагивать общество и представительницу его - печать».

Однако деятельность прессы находилась под пристальным надзором властей. Так, 17 марта 1911 года иркутский генерал-губернатор наложил на газету «Красноярская мысль» денежный штраф в размере 200 рублей за напечатанную  статью «Дворяне», в которой содержалась критика сохранения господствующего положения дворянства в русском обществе. Существовали и более строгие наказания, например закрытие газеты. Тем самым власть строго придерживалась выбранного курса по недопущению влияния общественных настроений на политическое устройство страны. Что приводило к появлению среди образованного населения двух тенденций. Одна из них была связана с ростом общественной инициативы, общественного самосознания, другая с постепенно формирующимся раздражением на определенные ограничения, связанные с политической и общественной деятельностью. Это раздражение, вместе с нерешенными проблемами мирного времени и прибавившимися проблемами времени уже военного, стало катализатором революционных событий 1917 года.

Тема, связанная с изучением общественной жизни Красноярска в начале XX века очень многогранна. Ряд вопросов, затронутых в статье, достаточно хорошо изучены, другие еще требует своего изучения. Существенную роль в этом могут оказать документы, находящиеся на хранении в КГКУ «Государственный архив Красноярского края».

ведущий архивист
КГКУ «ГАКК»
В.В. Чернышов

список статей