Красноярцы в тылу врага. По документам КГКУ «Государственный архив Красноярского края»

29 июня в нашей стране отмечается особая памятная дата – День партизан и подпольщиков. Именно 29 июня 1941 года, ровно через неделю после начала войны, Совет народных комиссаров СССР и Центральный комитет Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) издали совместную директиву о развертывании всенародной партизанской борьбы на временно захваченной врагом территории СССР.

Согласно этой директиве и постановлению ЦК ВКП (б) от 18 июля 1941 года «Об организации борьбы в тылу германских войск» советским и партийным организациям предписывалось поддерживать и создавать в тылу врага партизанские отряды, диверсионные и истребительные группы; развернуть сеть «большевистских подпольных организаций… для руководства всеми действиями против фашистских оккупантов».

Тем самым было положено начало организованному партизанскому движению и подпольной борьбе, которые постепенно, все более и более расширяясь, превратились в один из важнейших политических и военно-стратегических факторов, обеспечивших победу Советского Союза над фашистской Германией. Ведь только на территории одной небольшой Смоленской области в годы Великой Отечественной войны действовало 120 партизанских подразделений разного уровня -  отрядов, бригад, соединений, общей численностью до 70 тысяч человек.

И везде - в Карелии и на Украине, в Белоруссии и на Смоленщине, в Прибалтике и на Северном Кавказе - среди бойцов и командиров партизанских отрядов, членов подпольных групп были жители Красноярского края. Участвовали красноярцы и в движении Сопротивления в оккупированных нацистами европейских странах – Франции и Бельгии, Италии и Греции, Норвегии и Польши.

А.А. Шахов, командир отделения разведки отряда Мстители. Карелия.Значительная часть из них попала в тыл врага, оказавшись в окружении или сбежав из плена. Именно так на белорусской земле оказался сержант Николай Васильевич Троегабов. Сведения об этом человеке в документах, находящихся на хранении в КГКУ «Государственный архив Красноярского края», не очень много. Родился в 1910 году на территории Ачинского района Красноярского края, воспитывался в детском доме. В начале войны служил командиром пулеметного взвода в 17-й танковой дивизии, которая была окружена между Полоцком и Витебском.

Небольшая группа бойцов и командиров несколько раз пыталась вырваться из окружения. После безуспешных попыток было решено готовиться к активным действиям в тылу врага. В глубине Ходчановских лесов соорудили землянки, перенесли в них оставшиеся винтовки, гранаты, мины, патроны. Выдал их местный лесник и в неравном и коротком бою погибло 18 человек из 20. Спаслись только двое, в том числе  Н.В. Троегабов.

Положение было тяжелым, но Николай не пал духом. В конце августа – начале сентября 1941 года на территории Бешенковического района Витебской области он снова организовал из встретившихся ему красноармейцев - окруженцев и местных жителей партизанский отряд. Не трогая значительные немецкие гарнизоны, отряд Троегабова первоначально осуществлял небольшие диверсии на железной дороге, сжигал продовольственные склады, уничтожал полицейские посты. Одновременно велась активная работа среди населения, создавали комсомольские организации в деревнях. Троегабов разработал специальную тактику – партизаны появлялись там, где их не ожидали. Это создавало впечатление, будто в районе действует большая партизанская бригада, хотя на самом деле их было около 40 человек. Имя Николая-Сибиряка, так прозвали Н.В. Троегабова местные жители, становилось все более и более известным. Была налажена связь с подпольным обкомом.

В мае 1942 года отряд Н.В. Троегабова объединился с отрядом другого партизанского командира Андрея Лукьяновича Сухушина, также попавшего в окружение танкиста. Так как костяк нового отряда составили окруженцы – сибиряки, отряду было решено дать название «Сибиряк». А к июлю 1942 партизаны практически контролировали территорию Бешенковического района, разгромив 8 созданных немцами волостных управ. Как отмечали сами оккупационные власти, административное управление районом стало практически невозможным, выполнение разнообразных приказаний немецкой администрации оказалось чрезвычайно затруднено.

Однако в ночь с 1 на 2 августа 1942 года Николай Васильевич Троегабов трагические погиб под деревней Дуброво. Спустя три с лишним десятилетия после войны местная жительница М.Г. Вертелко и её дети рассказали красным следопытам подробности гибели легендарного партизанского командира. Он пришел к ним в дом под вечер для встречи с подпольщиками. В деревне было тихо, но около 11 часов вечера в деревню нагрянули фашисты. Николай взял автомат и гранаты  и скрылся во тьме. Минут через сорок за деревней завязался бой. Было слышно, как стреляли из автомата, винтовок, взрывались гранаты. Потом все стихло. На следующее утро, фашисты согнали всех жителей деревни к колхозной конюшне. Начали расстреливать тех, кто был заподозрен в связи с партизанами. Но в это время в деревню въехала большая группа мотоциклистов. Старший группы доложил офицеру, что ими убит десантник, у которого нашли автомат и пистолет. Немцы были настолько довольны, что прекратили расстрелы.

Бойцы отряда Дальние. В центре командир отряда Н.А. Хмелевцев.В тяжелых боях под Витебском, раненым, попал в плен и другой красноярец, поэт и журналист Анатолий Васильевич Седельников. Когда пленных погрузили в товарные вагоны и повезли на запад, он ночью, проломив стену, выбросился на ходу из теплушки. Так Анатолий оказался в Западной Белоруссии.  При падении сильно ударился и сломал ногу. Около месяца лежал в домике лесника. Хозяева – поляки выдавали его за дальнего родственника, лечили, а потом он решил пробираться к своим. Шел на восток и по дороге сколотил группу из восьми человек. На своем пути они осуществляли акции против предателей и полицаев, уничтожали немецкие  патрули, совершали диверсии на железных дорогах.

Но до фронта им дойти так и не довелось. В середине 1942 года группа Седельникова примкнула к диверсионно-разведывательной партизанской бригаде Героя Советского Союза Григория Матвеевича Линькова. Первоначально Седельникову поручили командование пятеркой.  На этом посту он зарекомендовал себя как дельный боевой командир, обладающий сноровкой подрывника и разведчика. Его подразделение провело несколько крупных диверсий на железнодорожных линиях Барановичи - Минск, Брест - Ровно, Ковель – Сарны, Ковель – Ровно.

Особенно трудно далась операция на перегоне Ковель-Ровно. Десять человек под командованием А.В. Седельникова за шесть суток, с полной выкладкой боекомплекта минера у каждого, преодолели по лесам и болотам триста километров, вышли на место и в течение двух ночей совершили  крушение девяти эшелонов. Диверсия осуществлялась в рамках операции «Концерт», когда в течение нескольких суток партизанскими соединениями Белоруссии и Украины одновременно в разных местах подрывались рельсовые пути, что вело не только к уничтожению немецких эшелонов, но и повреждению  железнодорожного полотна на значительном расстоянии.

И.С. Ларин, боец партизанского отряда имени Чапаева. 1942 г.На обратном пути отряд Седельникова совершил рейд по Полесью, нападая на полицаев и гитлеровцев, несших комендантскую службу в селах, сжигая волостные управления, уничтожая их делопроизводство. Захваченные в комендатурах и волостных управлениях пишущие машинки партизаны использовали для печатания листовок и прокламаций, призывающих к борьбе против оккупантов. К ним присоединялись местные жители и бойцы небольших партизанских отрядов, так что на момент возвращения в бригаду под  началом А.П. Седельникова  было уже 200 человек.

После этого рейда Анатолий был направлен на обучение в специальную «лесную школу разведчиков» по окончанию которой  принял участие в ряде специальных операций. Он устанавливал связи партизан с советскими специалистами, работающими на немце, и словацкими военнослужащими из охранных частей противника, руководил нападением на тыловые немецкие подразделения. Во время одной из операций группой А.В. Седельникова был захвачен хорошо укрепленный штаб инженерного соединения в местечке Малоховичи, в котором находилась важная документация.   

В начале 1944 года разведывательно-диверсионная группа Седельникова переместилась на территорию Польши в район города Люблина. Здесь была собрана информация о нахождения в Люблине ремонтно-технических баз и учебных центров танковых дивизий «Великая Германия» и «Викинг». В результате полученных сведений советской авиации удалось уничтожить эти стратегические объекты. Через несколько месяцев, в июле 1944 года, во время выполнения одного из боевых заданий, Анатолий Васильевич Седельников погиб. Ему было всего 25 лет. В далеком Красноярском крае у него осталась жена и маленький сын.

В том же июле 1944 года в Белоруссии во время уничтожения немецкого гарнизона в деревне Вересково Гродненской области погиб и уроженец деревни  Орловки Бирилюсского района Красноярского края Федор Герасимович Сметанин. Он тоже попал в плен, бежал. Летом 1943 года в Кличевских лесах, западнее Могилева, присоединился к партизанскому  отряду особого назначения под командованием  Анатолия Петровича Шестакова. Как вспоминали позже очевидцы, сражался он умело и зло, и во время одной из операций, проведенных на шоссе Минск – Могилев, одним из первых пошел в атаку, а потом метко брошенной гранатой уничтожил группу немцев, затем еще застрелил двух вражеских солдат.

В этом же отряде находился уроженец Хакасии Дмитрий Сергеевич Сагаяков. Дмитрий попал в окружение, пробирался за линию фронта, пытался организовать партизанский отряд и на момент встречи с отрядом Шестакова как раз обучал местную молодёжь военному делу. В отряде Д.С. Сагаяков участвовал в проведении различных диверсий, стал помощником командира взвода. С отрядом Сагаяков прошел всю Белоруссию, но 6 июля 1944 года, накануне  соединения с советскими войсками, был тяжело ранен.

Медсестра А.А. Никитина. Карелия 1942 г.Немало жителей Красноярского края воевало и в партизанском полку имени 24-й годовщины РККА, который действовал на территории соседней с Белоруссией Смоленской области РСФСР.  В нем, по воспоминаниям заместителя командира полка Г.С. Митрофанова, заместитель командира полка по разведке капитан Петр Иванович Решетников, командир минометной батареей лейтенант Роман Ефимович Золотых, командир группы разведчиков, известный как Костя Сибиряк, были родом из  Хакасии, а командир роты автоматчиков  Яков Чемоданов из Красноярска. Все они погибли на Смоленской земле.

Сам Георгий Степанович Митрофанов тоже был из Красноярского края. Родился в 1914 году в селе Тасеево, в 1930 году окончил курсы трактористов, с 1937 по 1939 год служил в Красной армии, а 23 июня 1941 года ушел на войну. В ноябре того же года на территории Смоленской области Георгий Степанович был тяжело ранен и оказался в тылу врага. Местные жители спрятали его от немцев и вылечили. Вместе с ними он организовал  партизанский отряд, выросший в партизанский полк имени 24-й годовщины РККА. Митрофанов стал не только заместителем командира полка, но и начальником военно-технического отдела. В октябре 1943 года в связи с тяжелым ранением Георгий Степанович был отправлен на Большую землю.

Здесь же на Смоленщине активное участие в партизанском движении принял и Николай Иванович Журавель. Выходец их бедной крестьянской семьи, рано оставшийся без родителей, после срочной службы в РККА Н.И. Журавель окончил правовую школу и до войны работал в органах прокуратуры Красноярского края. В начале войны служил рядовым при автомобильном батальоне одной из стрелковых дивизий. В середине октября 1941 года дивизия, не выдержав натиск противника, попала в окружение в районе города Ярцево.  «Вышли какие части из окружения или нет, не знаю. Но мы, хозяйственники, при неоднократных попытках выйти не смогли. Многие наши сибиряки погибли при попытках выйти из окружения, немало погибло от голода и холода, так как мы были почти все в одних гимнастерках и без питания, при морозе до 10-12 градусов», - вспоминал после войны Николай Иванович.

В лесах Сафоновского и Ярцевского районов Смоленской области красноармейцы вместе с местными жителями начали организацию партизанских отрядов. К декабрю 1941 года было сформировано 6 отрядов, которые назывались по именам  командиров - отряд Стороженко, Иванова, Лысенко, Смирнова и т.д.- и на занятой отрядами территории образовался целый партизанский край. Для руководства отрядами был избран главный штаб партизанских отрядов Сафоновского и Ярцевского районов Смоленской области. Н.И. Журавель стал прокурором  штаба.

Партизаны отряда Мстители на отдыхе. Карелия. 1943 г.Еще один красноярец,  Константин Васильевич Бессмертных, попал в окружение на территории Тульской области. В городе Сталиногорске он стал начальником штаба комсомольской организации «Смерть фашизму». Штаб отвечал за проведение боевых операций – диверсий на железнодорожном транспорте, освобождении наших солдат из лагерей для военнопленных, нападений на мелкие сельские гарнизоны. Константин Бессмертных не только лично разрабатывал эти операции, но и непосредственно руководил ими. Так, во время налета на железнодорожную станцию, где находился лагерь для военнопленных, Константин подорвал танк, стоящий на охране лагеря. А во время другой операции с группой подпольщиков прикрывал отход товарищей, взорвавших железнодорожный путь. Но вскоре фашисты схватили бесстрашного начальника штаба, и после пыток К.В. Бессмертных был повешен на железнодорожной  станции Маклец Тульской области.

По иному сложилась судьба жителя Минусинска Леонида Андреевича Герасимчука, также приговоренного фашистами к смертной казни. Он с первых месяцев войны сражался в действующей армии, был тяжело ранен, попал в плен и оказался в одном из лагерей военнопленных на территории Бельгии. Совершив побег из лагеря, Л.А. Герасимчук вошел в одну из подпольных групп, где ему поручали наиболее опасные операции – подрыв мостов, уничтожение агентов гестапо,  нападение на дирекцию заводов Гольд Шмидт в городе Ля-Лювьер. Но незадолго до освобождения Бельгии гестапо арестовало  Герасимчука, и он оказался в лагере смертников в городе Турнуте. Лишь накануне казни Л.А. Герасимчук был освобожден вступившими в Бельгию союзными войсками. 

В рядах европейского Сопротивления сражался и уроженец Иланского района Павел Макарович Михайленко. Войну он встретил в Барановичах и со своей частью попал в окружение. В Слободжанских лесах красноармейцы напоролись на засаду. П.М. Михайленко  раненым попал в плен, а когда пленных повезли в Варшаву, бежал. Приютила и выходила П.М. Михайленко польская крестьянка Прасковья Шурба. Она же помогла связаться с польским подпольем. Так П.С. Михайленко стал одним из руководителей подпольной группы в Белостоке, в составе которой  участвовал в ликвидации одного из немецких административных чинов. Позже он присоединился к советскому партизанскому отряду «Дальние».

Отряд этот был создан на основе специальной группы «Дальние» переброшенной в октябре 1943 года из Москвы в Бельские леса, находящиеся западнее Бреста. В  группе было семь человек. Возглавлял её Николай Алексеевич Хмелевцев, опытный чекист, работавший до войны в Красноярске. Перед ним командованием была поставлена задача создания партизанских отрядов, осуществление диверсий на железнодорожном транспорте и промышленных объектах. Поэтому после приземления группа Хмелевцева разделилась. Два человека были направлены в Бельский и Цехановический районы для организации там отрядов. Остальные вместе с самим Хмелевцевым ушли под Белосток.

Партизаны отряда На врага после подрыва железнодорожного моста. Смоленская область. 1942 г.Здесь под Белостоком, взаимодействуя с местными подпольщикам, группа «Дальние», вскоре превратившаяся в отряд, провела ряд операций. Во время одной из них минер-разведчик Геннадий Суходоев и Иван Сибиряк, такое было подпольное прозвище у Павла Макаровича Михайленко, заложили в ржавые водопроводные трубы, направляемые для переработки в Германию, на металлургические заводы Рурской области, взрывчатку. При плавке в мартенах эти трубы начали взрываться. Дело получило такой резонанс, что в Белосток для расследования даже приезжала специальная комиссия гестапо.

Особым регионом партизанской борьбы была оккупированная финскими войсками территория Карело-Финской ССР. Партизанские отряды здесь состояли в основном из добровольцев, направленных партийными и комсомольскими органами из других республик. Набор добровольцев проходил и в Красноярском крае.  Набирались, как правило, мужчины не моложе 18 лет,  физически здоровые, пригодные к несению военной службы, владеющие военными специальностями.

Одна из таких групп, направляемых в Карелию, численностью в 22 человека, состояла из комсомольцев - курсантов Красноярской школы военных техников железнодорожного транспорта. «Провожали нас очень торжественно, был устроен вечер проводов, собрались все курсанты и начальство школы. Играл духовой школьный оркестр, были традиционные танцы. Много было сказано добрых слов напутствия – все ораторы желали нам счастливого возвращения в стены школы с Победой! В ответном слове мы заверили всех, что чести школы не посрамим и честь курсантскую в грязь лицом не бросим», - так вспоминал об осенних днях 1942 года бывший курсант Иван Спиридонович Ларин.

По прибытию в Карелию курсанты из Красноярской школы военных техников были в основном распределены в партизанский отряд имени Чапаева,  который действовал в районе Заонежья. В составе отряда они приняли участие в разгроме финских гарнизонов в деревнях Линдема, Тамбиц-Маяк и Крестовая губа на Заонежском полуострове в начале 1943 года, в рейдах на территорию Финляндии.

Не все вернулись в родной Красноярский край. Во время одной из операций в мае 1943 года погиб один из курсантов школы командир диверсионной группы Григорий Семенович Кичкильдеев. Погиб и Авенир Васильевич Останин.  «Скромный труженик партизанской войны», - также позже писал о своем друге Авенире Останине И.С. Ларин, – «как наиболее развитого во всех отношениях его назначили заместителем командира диверсионной группы. Диверсионную школу закончил он на отлично. Из него вышел прекрасный минёр, к тому же он хорошо владел военной топографией, прекрасно ходил по азимуту, метко стрелял, замечательно овладел основами рукопашного боя, что и надо было в условиях партизанской войны. Кроме этого всего он имел врожденные задатки, замечательный слух и зрение. Он сам говорил, что ночью вижу не хуже, чем днем. Плюс ко всему этому, необычайная физическая сила…». Именно Останин во время разгрома гарнизона Линдемы под огнём пулемета перерезал провод связи, в результате чего финны не смогли запросить подкрепления, а потом прикрывал отход товарищей. Но в августе 1943 года гидросамолёт с диверсионной группой, в которую входил А.В. Останин, был уничтожен финской авиацией возле села Куга-Наволок.

Присяга партизанского отряда На врага. Смоленская область.Об отправке другой группы из Красноярска в Карелию остались воспоминания Федора Парфирьевича Кезикова. Во время войны Ф.П. Кезиков служил в железнодорожной милиции города Боготола. После нескольких обращений направить его на фронт был направлен местным военкоматом в Красноярск, в крайком партии. Там он встретил бывшего секретаря Боготольского райкома ВЛКСМ С. Клюева, а также работавших, как и Кезиков, в железнодорожной милиции  С.Д. Восковского, Н.Р. Кондратенко и А. Шахова. «С нами провели совещание, и куда мы едем, все нам рассказали. Чтобы мы Красноярск не подвели свой  и свою родину», - вспоминал Кезиков.

Вместе с этой группой добровольцев медсестрой в Карелию уехала от Красноярского ПВРЗ комсомолка, член Октябрьского райкома ВЛКСМ города Красноярска Августа Никитина. В одном из боев на территории Карелии Августа Афанасьевна Никитина погибла. Погиб и уроженец Тюхтетского района, командир группы разведчиков Александр Андреевич Шахов. Группа Шахова попала в засаду, была окружена и вела бой около двух с половиной часов.

По воспоминаниям Ф.П. Кезикова до Челябинска красноярские добровольцы ехали на поезде Иркутск-Челябинск вместе ребятами из Иркутска. В Челябинске их пересадили в товарные вагоны, а в Свердловске к ним посадили еще 47 человек свердловчан. Когда ночью эшелон пришел в Беломорск, его встретили начальник штаба партизанского движения С.Я. Вершинин и секретарь ЦК компартии Карело-Финской ССР Г.Н.Куприянов. Добровольцев сразу ночью повели в ЦК компартии, где выдали по кусочку хлеба с маслом. Утром их поездом отвезли в город Сегежа, где находилась партизанская диверсионная школа. После окончания учебы их разбили на отряды «Мстители», «Буревестник», «За родину». Красноярцы  в основном попали в отряд «Мстители».

Большое количество партизан и подпольщиков приехали в Красноярский край  уже после войны. Среди них был Иван Иванович Апанич, уроженец Белоруссии. В декабре 1942 года, когда Ване было 14 лет, фашисты убили его мать. Мальчик попал в партизанский отряд «Буревестник» под командованием майора М.Г. Мармулева. Сначала ухаживал за партизанскими лошадями. Но однажды в июне 1943 года его взяли на задание, чтобы он в безопасном месте следил за лошадьми, на которых партизаны везли оружие, взрывчатку, пулеметы. Так он косвенно принял участие в операции по уничтожению областного немецкого комиссара Людвига Эренлейтнера, правительственного инспектора Генриха Клозе, начальника областной жандармерии обер-лейтенанта Карла Калла и еще семи немецких руководящих должностных лиц. В июле 1944 года при взятии Минска Иван был ранен. Потом учился в ремесленном училище, служил в армии, а после увольнения в запас уехал на стройки Сибири.

Связала свою жизнь с Красноярским краем и Лидия Александровна Вилкова. Родилась Лидия Вилкова в 1918 в году в Ивановской области в бедной крестьянской семье. В Ленинграде окончила железнодорожный техникум, вступила в комсомол. Получив диплом, уехала работать в Западную Белоруссию, где её застала война. Вместе со своим строительным участком была эвакуирована в Смоленск. После отступления Красной армии Лида и еще несколько человек решили прорываться к своим. Идти было трудно, шли без еды, без целой обуви, одежды, временами укрываясь в деревнях. Лишь к концу декабря их маленькая группа вышла к линии фронта.

Лиде предложили работать в штабе 39-й армии. Вскоре по заданию штаба её направили в посёлок Холм Жирковского района Смоленской области с приказом, дождавшись там прихода немцев, устроиться на работу. Она должна была узнавать о передвижение фашистских войск, а также держать связь с партизанским отрядом «На врага». Поступив на работу в волостную управу, Лидии Вилковой удалось собрать много ценных сведений о планах немцев, количестве войск, вооружении. Эти сообщения позволили партизанам провести ряд успешные операции по уничтожению эшелонов, мостов на важнейших транспортных магистралях, складов с боеприпасами и продовольствием.

В январе 1943 года Л. Вилкова сообщила в отряд, что фашисты готовят большую карательную операцию по уничтожению партизан в большом районе Смоленщины и передала подробные сведения о составе карательного отряда и времени его выступления. Этим девушка не только спасла от разгрома несколько партизанских отрядов, но и помогла уничтожить большую часть карателей. Именно благодаря Лиде у отряда появился и новый ценный агент – начальник местной полиции, бывший майор Красной армии. Узнав, что он сожалеет о своем сотрудничестве с немцами и согласен работать на партизан, Л. Вилкова устроила его встречу с командиром отряда. 

Партизанским разведчиком был и Павел Алексеевич Волков. Уроженец Смоленской области, незадолго до войны по комсомольскому призыву с третьего курса энергетического техникума был направлен в Западную Украину на строительство границы. Отступая вместе с частями Красной армии, оказался в своей родной деревушке Вернибасовка, где с первых дней оккупации создал подпольную комсомольско-партизанскую группу, переросшую в январе 1942 года в партизанский отряд «Ердицкий». Павел Волков был сначала комиссаром отряда, а потом был направлен в посёлок  Кардымово с целью разведки – сбора информации в немецких частях и возводимых под Смоленском укреплений. В конце 1942 года он создает подпольную разведгруппу, собирает сведения, а в октябре 1943 года пять разведчиков во главе с Волковым, с разведданными перешли линию фронта. Закончил войну Павел Алексеевич в составе I-го Прибалтийского фронта. После демобилизации в 1946 году перебрался в Красноярский край, работал в лесной промышленности.

И таких людей, приближающих Победу в тылу врага в условиях смертельной опасности, теряя друзей и близких, было очень много. По данным исследователя участия красноярцев в партизанском и подпольном движении в годы Великой Отечественной войны И.И. Соколова, из Красноярского края только по направлению партийных и комсомольских организаций на оккупированную территорию в составе диверсионно-разведывательных групп (то есть официально) было отправлено 150 человек, из которых 101 человек воевали на территории Карелии. Вот почему героическое сопротивление советского народа на временно оккупированных территориях в годы Великой Отечественной войны является важной страницей не только истории страны, но и Красноярского края.

 

Ведущий архивист
КГКУ «ГАКК»
В.В. Чернышов

список статей



Анонс