Люди в белых халатах

(рассказывают работники эвакогоспиталей)

Сколько раненых в битве крутой,
Сколько их в тесноте медсанбатов,
Отнимали у смерти слепой
Люди в белых халатах
                               Л. Ошанин

  Все дальше  и дальше  уходят в прошлое  годы  Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. Но события, связанные  с ними,  остаются  достоянием истории и народной памяти. Многие годы архивисты занимались сбором воспоминаний участников  тех событий. К одной  из наименее освещенных страниц  войны относится деятельность эвакогоспиталей края. Тем интереснее свидетельства очевидцев этих событий – Августы Ивановны Кашаевой, Ольги Тадеушевны Весневской и Ольги Ивановны Хлебниковой.

  Августа Ивановна родилась в 1912 г.  После окончания Казанского медицинского института  работала с 1937 по 1941 гг. педиатром в железнодорожной  поликлинике  ст. Красноярск.  В 1941 – 1944 – начальник физиотерапевтического отделения   госпиталя №1515. 1944 – 1945  – врач, 1945 – 1975 – главный  врач первой поликлиники г. Красноярска (с 1950 – вторая поликлиника). Кавалер ордена Ленина, ряда медалей.   К сожалению, в настоящее время Августа Ивановна ушла из жизни, но в архиве осталась запись ее воспоминаний о военных буднях. Ветеран рассказывает:

«Наш госпиталь был размещен в нескольких зданиях. Были еще кор­пуса в школе №7 (начальником там была Франчевская) и в школе №11 (по-­моемy, возглавлял его Суховский), но все консультации больных проходили в   школе №10 (по адресу Ленина, 114, прим. автора).

  Сейчас трудно представить, сколько моральных и физических сил  потребовалось людям, чтобы в течение нескольких месяцев госпитали, размещенные  в неприспособленных помещениях (чаще всего это были школы) начали функционировать. Госпитали были переполнены. Рабочий день длился двенадцать часов и больше:  

«Как была построена робота госпиталя?Рабочий день начинался в 9-00. Я заводила дочь в садик и шла на работу. К пяти часам вечера я могла принять дежурство. 3а дочерью шел кто-нибудь дру­гой. На следующий день я на пятиминутке сдавала дежурство, и снова рабочий день».

  В госпиталях не хватало квалифицированных врачебных кадров. Проблема кадров  решалась за счет врачей, эвакуированных с запада. Августа Ивановна вспоминает:

«Начальником госпиталя у нас был Свидлер, доцент, физиотера­певт. Надо добрым словом его вспомнить. Из всего руководства мне он больше всех запомнился. Он уже пожилой был, весь седой. По-моему, он был эвакуирован из Запорожья. Он был очень добросовес­тный, всех навещал во время болезни, даже членов семьи.

  Лечебной работой руководил профессор (архиепископ Лука (в миру – Валентин Феликсович  Войно-Ясенецкий, прим автора). Самыми прямыми его помощниками были эвакуированные врачи-хирурги Анна Ханановна Левикова и Нина Сте­пановна Панова. Местные врачи были, но немного. Их не хватало на все гос­питали края. Я была местной, красноярской, Таисия Сте­пановна Смирнова, по-моему, рентгенолог,Виктор Адольфович Клюге. Мы, местные, почти все были моложе эвакуированных. Те, кто был с Украины (из Запорожья, из Днепропетровска), уехали сразу после ее осво­бождения...»

  Отдельного внимания заслуживает ее рассказ о Святителе Луке (В.Ф. Войно-Ясенецком), который работал в годы войны в госпитале: «Кроме нашего госпиталя к профессору направляли тяжелораненых и другие госпитали  г. Красноярска, и даже края, потому что самые тя­желые больные были сосредоточены в нашем госпитале. У него были операционные дни. В график операций включались не четыре операции, больше – 10-12.

  Кроме этого, он же был священнослужителем – епископом Красноярским, состоял в Священном Синоде. Жил он в этом же здании* в маленькой комнате на первом этаже, спал на железной койке, в комнате были иконы. Обеды ему готовили в гос­питале на кухне».

  О работе среднего медперсонала в госпиталях края вспоминают  Ольга Ивановна Хлебникова (1921 г. р.) и  Ольга Тадеушевна  Весневская (1923 г.р.). Они в годы войны совмещали учебу в мединституте с ночными дежурствами. Ольга Тадеушевна Весневская  рассказывает, что среднего медперсонала не хватало. Ольга Ивановна Хлебникова добавляет к ее рассказу: «Поскольку я была студенткой, могла работать только дежурной сестрой. Работала в основном с четырех до восьми часов утра. Здесь я проработала весь 1943 г… Потом в госпитале №1515 прошло сокращение, и я перешла в госпиталь № 985. Там проработала до конца войны палатной сестрой…».  Бытовые и материальные условия жизни работников госпиталей  первоначально мало чем отличались от жизни остального населения.  Многие работники вынуждены были заниматься рыбной довлей, охотой, чтобы прокормить себя и свою семью. Как вспоминает Ольга Тадеушевна,  большинство медицинского персонала страдало  от недоедания, переутомления и истощения: «Мы очень уставали. Как-то прихожу на занятия, уснула. Девчонки меня толкают. Преподаватель спрашивает: «Что такое, Весневская?» Я ответила, что не спала двое суток. Мне даже замечания не сделали».

  Однако  память имеет свои законы. Она не запечатлевает все подряд. В первую очередь забывается  все плохое и грустное, остается только хорошее и светлое, как в рассказе Ольги Тадеушевны: «Относились к нам глубоко по-человечески. Я восстановилась после пережитого не сразу (Ольга Тадеушевна Весневская  в начале войны была в блокадном Ленинграде, была эвакуирована сначала в Пятигорск, а потом – в Красноярск, прим. автора). Меня раненые часто называли: «Мамоч­ка.» ... Знали, что у меня двое братьев и часто что-нибудь положат в карман для братишек. И так было не один раз».

  А вот как запечатлелась госпитальная жизнь в памяти Ольги Ивановны:  «Шефы приходили очень часто, устраивали концерты. Прино­сили подарки иногда. Дети приходили почитать, иногда с родителями. А помогать нам не нужно было, госпиталь функционировал нормально. В госпитале кормили прилично. Больные иногда даже отказы­вались от каши, требовали картошку: пойдешь на кухню, по­просишь, особенно, для тяжелобольных. Готовили иногда  и отдельно. Нас ночью не кормили, но то, что оставалось, нам, конечно, доставалось. Кроме зарплаты, нам паек давали. Я не помню уже, что там было. Но для нас, студентов, это была существенная помощь.»

  Собранные архивистами жизненные истории потрясают своей искренностью, позволяют задуматься  о смысле человеческой жизни,  заставляют по иному оценить способность человеческого  духа к подвигу и самопожертвованию, выживанию  и сохранению человеческого достоинства  в экстремальных ситуациях.

 

А.П. Дворецкая,

ведущий архивист КГКУ «ГАКК», к.и.н.

 

список статей



Анонс