«Хранители партийных дел (к 100-летию государственной архивной службы России)» Часть 3

Но, несмотря на указания крайкома о работе партархива, трудности оставались. Для размещения партархива так и не нашлось подходящего здания, обсуждался даже вариант надстройки третьего этажа здания на Маркса, 2, возможность такая была подтверждена осмотром в июне 1940 года.

В деле постановки хранения партийных дел в райкомах так же оставались недостатки. Многие райкомы в ожидании средств не приступали к обработке документов и сдаче их в крайпартархив. Однако в большинстве своём райкомы без отпуска специальных средств приводили в порядок свои архивы.

В годы Великой Отечественной войны партархив не прекратил своей работы. Его сотрудники продолжали собирать, обрабатывать поступающие на хранение документы. В них нашла отражение героическая борьба красноярцев, всех сибиряков как на фронте, так и в тылу.

Осенью 1945 года сектором филиалов ИМЭЛ провёл обследование партийного архива Красноярского крайкома ВКП (б). В первую очередь было отмечено, что помещение, занимаемое партархивом, недостаточно по объёму, и перед крайкомом ВКП (б) ставился вопрос о представлении помещения, отвечающего требования хранения и концентрации документальных материалов. Штат работников был не доукомплектован, не подобран научный сотрудник с достаточным опытом работы и квалификацией, необходимо было усилить кадры работников подбором на должность научного сотрудника квалифицированного специалиста – историка. Обработка 174 фондов, из которых было обработано только 20, не отвечала основным методическим указаниям ИМЭЛ. Из 78 райкомов только 16 сдали в партархив свои документы по 1942 год. Указывалось на необходимость приступить с 1946 года к изучению и обработке материалов по истории краевой партийной организации и публикации сборников документов, очерков, брошюр. Также следовало начать проведение научной обработки материалов, в первую очередь, составление обзоров фондов. Практика выдачи научным работникам архивных материалов на дом прекращалась. По указанию ЦК ВКП (б) выдача материалов производилась только по разрешению одного из секретарей крайкома ВКП (б) и в помещении партархива.

На заседании крайкома ВКП (б) 9 апреля 1946 г. работа партархива была объявлена неудовлетворительной. Признавались все замечания, указанные выше, Павленко был предупреждён о том, что если он не примет меры к улучшению работы партархива, то будет привлечён к партийной ответственности. Для расширения помещения партархива помещение по ул. Просвещения, занимаемое складами Главрыбы, освобождалось и передавалось партархиву.

В ноябре 1947 года председатель исполкома крайсовета Рещиков обратился в Совет Министров СССР с просьбой включения в план капитальных работ на 1948 год по Красноярскому краю надстройки третьего этажа здания архивного управления МВД, т.к. занимаемое краевым партархивом помещение в этом здании было недостаточно по своей площади и составляло всего 743 м3. По техническим нормам на этой площади можно было разместить 120 тыс. единиц хранения, а по состоянию на 1 октября 1947 г. крайпартархив имел на хранении 238,6 тыс. единиц хранения.

В декабре 1947 года всем партархивам, в т.ч. Красноярскому краевому, было разослано инструктивное письмо Центрального партархива, в котором предлагалось перестроить работу архива в соответствии с указаниями партии и правительства о строжайшем соблюдении государственной и партийной тайны, а именно: не выдавать для ознакомления научным работникам других организаций и научных учреждений не подлежащих опубликованию или секретных материалов. К обработке особо секретных материалов допускались только проверенные, засекреченные сотрудники партархива, члены партии, каждый раз по особому разрешению заведующего архивом. При выдаче на руки научным работникам других учреждений выписок и заметок, производимых ими при ознакомлении с материалами выдавались не копии постановлений и протоколов, документов, а изложение их содержания или записи отдельных фактов, дат и т.п. Такие выписки и заметки выдавались с разрешения одного из секретарей крайкома партии после просмотра этих выписей заведующим архивом. Среди сотрудников партархива проводилась работа по разъяснению необходимости соблюдения строжайшей государственной и партийной тайны, неразглашения вне архива сведений о содержании материалов, недопустимости оставления документов на столах или в незапертом помещении. Одновременно партархив обеспечивал возможность пользования материалами в научных целях как для сотрудников архива и партийного аппарата, так и для научных работников других учреждений и организаций с соблюдением при этом полного и неуклонного сохранения государственной и партийной тайны.

В июне 1948 года ИМЭЛ отмечал слабость общеобразовательного уровня и квалификации кадров сотрудников краевого партархива и в связи с этим неудовлетворительное развертывание научно-исследовательской и публикаторской работы. На что Павленко отвечал в крайком, что он признаёт данные замечания, но партархив не имел необходимых условий для развертывания в полном объёме требуемых работ, из-за недостаточности помещения замедлялась концентрация архива, затруднялась справочная работа и тем более научно-исследовательская, а неоднократная постановка вопроса заведующим в крайкоме о помещении и о квалифицированных научных сотрудниках не приводила к желаемым результатам.

В отчёте о проведённой проверке Центральным партархивом в июне 1952 года отмечались некоторые улучшения в работе краевого партархива, однако плохо обстояло дело с приёмкой комсомольских материалов, сдали на хранение свои документы только 6 райкомов комсомола, и то только за послевоенный период. Говорилось, что в Боготольском райкоме комсомола документами довоенного и военного периода по 1945 год включительно растапливали печи в райкоме и использовали их для других хозяйственных целей. Работа с исследователями проводилась со значительными отклонениями от инструкции ИМЭЛ: исследователям разрешалось делать выписки даже из неопубликованных постановлений ЦК ВКП (б), Совнаркома. Партархив не сумел добиться дополнительного помещения, отвечающего всем требованиям хранения архивных материалов и работы с ними, в результате, имеющееся помещение было переполнено, часть документов сложена штабелями на цементном полу, отчего они портились.

На заседании бюро Красноярского крайкома КПСС от 20 октября 1952 г. обсуждался вопрос о мерах по улучшению работы крайпартархива: заведующий партархивом Павленко был обязывался улучшить качество научно-технической обработки фондов при строгом соблюдении инструкции ИМЭЛ, в двухмесячный срок наладить учёт имеющихся и поступающих на хранение в партархив документальных материалов партийного и комсомольского архивов; систематически и качественно проводить инструкторско-исследовательскую работу в райкомах, горкомах, окружкомах и обкомах КПСС и ВЛКСМ с последующим обсуждением результатов проверки на совещаниях работников партийных, комсомольских комитетов, принимая меры к устранению выявленных недостатков. Также налаживалась работа по выявлению и сбору документов, относящихся к жизни и деятельности периода ссылки в Сибирь В.И. Ленина, И.В. Сталина и их соратников. Кроме того, систематическая работа с исследователями велась в точном соответствии с установленными ИМЭЛ правилами выдачи и использования документальных материалов в партархивах. Секретарю крайкома ВЛКСМ Макеевой предписывалось принять меры, обеспечивающие приведение в надлежащий порядок и сдачу в крайпартархив архивных документов крайкома, райкомов и горкомов комсомола с привлечением к ответственности виновных в каждом случае за утрату и порчу архивных документов. Также перед ЦК КПСС ставился вопрос о введении в штат крайпартархива дополнительно ставки второго научного сотрудника.

Большая работа была проведена работниками партархива при подготовке к празднованию 50-летия первой русской и 40-летия Великой Октябрьской социалистической революций: были организованы мероприятия по сбору воспоминаний участников подготовки и проведения революций, по выявлению всех участников революций, проживающих в Красноярском крае, по проведению встреч старых большевиков, на которых перед ними ставилась задача написания воспоминаний. На заседании бюро Красноярского крайкома КПСС от 31 декабря 1953 г. была создана комиссия для проведения работы по выявлению в партийном и государственном архивах края документальных материалов, отражающих важнейшие революционные события и деятельность партийных организаций в период 1905-1907 гг. Кроме того, готовились сборники документов, статей, воспоминаний. К 1 января 1958 г. архив на хранении имел около 5 тыс. фондов, содержащих около 600 тыс. единиц хранения. При Павленко был сформирован коллекционный фонд партархива, в составе которого на сегодняшний день находится уникальный комплекс воспоминаний и документов о пребывании В.И. Ленина, И.В. Сталина, Я.М. Свердлова в сибирской ссылке, о жизни и деятельности П.А. Красикова, а также других деятелей революционного движения и гражданской войны. Поступающие фотодокументы были позднее выделены в отдельный фонд.

22 ноября 1960 г. секретарь крайкома КПСС Кокарев направил в ЦК КПСС докладную записку с сообщением о положении партархива, который располагался на тот момент в подвальном помещении сельскохозяйственного института на пр. Сталина, 88, на площади 577 м2. Партархив имел на хранении на 1 октября 1960 г. 5 717 фондов, содержащих 647 745 единиц хранения. Ежегодно на хранение поступало в среднем 26 тыс. архивных дел. Перегруженность хранилища партархива отрицательно сказывалось на работе, нарушало режим хранения и создавало угрозу приёма и утраты архивных документов. Необходимо было создать соответствующие условия для хранения и более полного использования документов в научной и справочной работе, для чего нужно было построить специальное помещение крайпартархива в 2 тыс. м2 с хранилищем в 200 стеллажей, отвечающего всем видам инженерного оборудования и условиям хранения документальных материалов. В связи с этим, крайком партии просил ЦК КПСС отпустить средства на строительство специального здания крайпартархива в размере 2 млн. руб.

Как видно из паспорта партархива на 1 января 1961 г., степень загруженности помещения составляла 100%, стеллажи перегружены, помещение соответствовало, но было мало´. Всего в штате партархива было 12 человек, в т.ч. 5 единиц хозяйственно-обслуживающего персонала.

В 1962 году на заслуженный отдых ушёл Лаврентий Федорович Павленко. В письме в Центральный партархив он подвёл своеобразный итог последних лет своей деятельности, отмечая, что архив в последние годы работал на удовлетворительном уровне, высказал сожаление, что не удалось осуществить всех планов в части публицистической и пропагандистской работы. За последние 7 лет партархивом было подготовлено и опубликовано 4 сборника документов периода революции и гражданской войны, две брошюры, две журнальные статьи. По материалам партархива историками было опубликовано 29 работ, множество статей в журналах и газетах. Только самим Павленко было написано и опубликовано в краевой печати 70 статей на партийные и историко-революционные темы, несколько выступлений по радио, читка лекций на исторические темы и о пребывании В.И. Ленина в сибирской ссылке.

27 апреля 1962 г. постановлением Красноярского крайкома Павленко был освобождён от обязанностей заведующего крайпартархивом, вместо него заведующей была утверждена Сливина Александра Петровна, работавшая до этого в должности научного сотрудника.

При Александре Петровне продолжилась работа по собиранию материалов по партийному строительству, коллективом составлялись справки для Центрального партархива, велась активная переписка со старыми большевиками, в т.ч. выехавшими за пределы нашего края, бережно собирались их воспоминания. Например, интересно письмо Сливиной секретарю заводского комитета КПСС стекольного завода Памяти 13 борцов, в котором она просит помощи в выяснении судьбы некоего «ленинского письма», в соответствии с которым один из рабочих завода получил тёплую одежду от Ленина.

<<< Часть 2. Перейти к просмотру

Часть 4. Перейти к просмотру >>>

список статей



Анонс