«Хранители партийных дел (к 100-летию государственной архивной службы России)» Часть 2

С образованием Красноярского края 7 декабря 1934 г. перед краевым руководством среди прочих встал вопрос об организации хранения документов партийных органов различных уровней, как краевого масштаба, так и первичных партийных организаций.

О состоянии партийных архивов в районах мы узнаём из текста докладной записки отдела руководящих партийных органов крайкома за 1935 год, в которой говорится, что в ходе проведённой проверки было обнаружено, что партийные архивы всех районных организаций находились в хаотичном состоянии, архивы первичных парторганизаций в большинстве своём вообще не сохранялись. Такая судьба постигла и некоторые райкомы, например, Новосёловский, протоколы заседаний бюро райкома которого не сохранились вплоть до 1929 года, и выяснить, где они находятся, не представлялось возможным.

В подавляющем большинстве архивы находились сваленными в шкафах, которые никогда не запирались, или складывались в кучу в общей канцелярии. Доступ к документам имели все заинтересованные или же те, кому была необходима справка по ним. В результате такого положения часть архивов была расхищена. В Партизанском районе, например, архив райкома был обнаружен в амбаре почтового отделения, в Сухобузимском – архив был сложен в сарае, который со временем обрушился, и документы были обнаружены уже сгнившими, в связи с этим руководство архивной работой во всех райкомах было возложено на одного из инструкторов. Об архиве крайкома ВКП (б) говорилось, что состояние его оставляло желать лучшего, архив находился в положении, не отвечающем минимальным требованиям организации архивного дела.

Уже 14 июля 1935 г. на заседании бюро Красноярского крайкома ВКП (б) обсуждался вопрос о приведении в порядок партийных архивов, кроме уже вышеперечисленного, указывалось на то, что отсутствует должная охрана документов, что «даёт возможность классово-враждебным элементам использовать документы партийных архивов», что архивы были разбросаны в различных местах, не классифицированы.

Бюро крайкома постановило обязать секретарей райкомов немедленно взяться за приведение партийных архивов в порядок, для чего выделить специальные помещения, пригодные для хранения архивных документов, принять меры противопожарной безопасности и охраны от порчи и расхищения; все партийные документы собрать в одно место; составить подробную опись документов. Секретарям партийных организаций предлагалось закончить работу по приведению в порядок партийных архивов в месячный срок. Все члены партии, имеющие на руках партийные документы общепартийного значения, были обязаны сдать их в соответствующие парткомы.

Тогда же началась работа по организации партийного архива Красноярского крайкома партии. В 1935 году научным сотрудником Красноярского госархива Поздеевым была представлена смета, при составлении которой он руководствовался указанием партии о необходимости приведения партийного хозяйства в надлежащий порядок и «превращение партийных материалов и документов в одно из острейших оружий в руках партии для борьбы с классовым врагом, для полного изгнания из партии всех чуждых, примазавшихся к партии людей, а также создания условий для использования материалов при написании истории красноярской парторганизации». При этом отмечалось, что документы находятся в неудовлетворительном состоянии, и для их обработки требуются люди вполне грамотные, как политически, так и технически.

В докладной записке в Красноярский крайком тот же Поздеев говорит о проводимой в крае работе по концентрации партийных материалов в одном месте в соответствии с постановлением ЦК ВКП (б) и их разбору и обработке по соответствующим правилам архивной техники. Архивные органы не занимались вопросами концентрации и систематизации архивных материалов парторганизаций, т.к. те имели свою систему партархивов.

При ЦК ВКП (б) на правах отдела уже существовал Центральный архив ВКП (б), на местах создавались краевые (областные) партархивы на правах отделов краевых (областных) комитетов партии, подчинялись им, а также выполняли все задания и директивы Центрального партархива в области организационной, научной и технической деятельности, занимались концентрацией партийных материалов и документов, разбором, описанием, составлением различных справочников, указателей, выдачей справок по запросам парторганизаций и членов и кандидатов партии, а также занимались научной работой, подготовкой материалов к публикации, обработкой и подготовкой материалов для написания истории парторганизации и т.д.

В г. Красноярске по инициативе Красноярского горкома ВКП (б) к 1936 году Красноярский горсовет оборудовал одну комнату в 5 м2 для партархива, а 13 января 1936 г. вышел с ходатайством перед крайкомом ВКП (б) об отпуске соответствующих средств на организацию партархива и на содержание сотрудников, тогда же Поздеев был назначен заведующим партархивом.

На 15 января 1936 г. в партархиве было сосредоточено около 20-25 тыс. единиц хранения материалов и документов разных организаций – Енисейского губкома, Енисейской губернской контрольной комиссии,1-го и 2-го Красноярских горрайкомов, Красноярского окружкома, Красноярской окружной контрольной комиссии, материалы по чистке партии и т.д., а также материалы разных волкомов, комсомольских организаций. За вторую половину 1935 – январь 1936 гг. было выдано около 1 300 справок с положительным ответом. Этой работой занимался весь штат крайархивуправления, часть сотрудников горкома партии и 10 человек (членов и кандидатов партии) работали по вечерам в виде общественной нагрузки. Для обработки вышеуказанных материалов необходимо было затратить по нормам Центрального архивного управления 37,5 тыс. человекочасов, т.е. 20 человек должны были работать год, чтобы привести эти материалы в надлежащий порядок.

На заседании бюро Красноярского крайкома ВКП (б) 27 мая 1936 г. была обозначена необходимость организации отделения Центрального партархива с целью собирания, упорядочения и разработки имеющихся архивных материалов краевой партийной организации.

На заседании секретариата Красноярского горкома ВКП (б) 22 октября 1936 г. было предложено все дела первичных парторганизаций и горкома ВКП (б) за 1934 год передать в крайархивбюро, а Поздеев и заведующий крайархивуправлением Петрушин были обязаны представить в месячный срок план разработки партийного архива, а также выявить материалы архивного бюро, касающиеся деятельности контрреволюционных троцкистов.

Краевой партархив при Красноярском крайкоме ВКП (б) был образован постановлением заседания бюро крайкома ВКП (б) от 11-12 февраля 1937 г. В соответствии с этим постановлением изымались из краевого архивного управления, а также из Канского, Ачинского и Минусинского райкомов все материалы партархива бывшего Енгубкома, Красноярского горкома, бывших Красноярского, Ачинского, Канского, Минусинского окружкомов и все эти документы сосредотачивались в крайпартархиве.

Одновременно в Западно-Сибирский крайком и Восточно-Сибирский обком посылались прошения о передаче вновь организуемому Красноярскому крайпартархиву документов, относящихся к Красноярскому краю. В 10-тидневный срок должно было быть подыскано помещение для партархива. Разрабатывалась смета расходов на оборудование, штат крайпартархива определялся в составе трех человек – заведующего и двух ответственных технических работников из состава Красноярской парторганизации.

17 апреля 1937 г. заведующим партархивом был утверждён Александров Михаил Григорьевич. Уроженец Петрограда, в прошлом заводской рабочий, участник первой русской революции, революционных кружков начала XX века в городах Петрограде и Москве, Октябрьской революции, старый коммунист, прошедший ссылки и тюремные заключения, занимавший в разные годы руководящие должности, был назначен на столь важный и ответственный пост. Хозяйственное и техническое обслуживание партархива возлагалось на краевой государственный архив.

В своей докладной записке от 13 июля 1937 г. в крайком ВКП (б) Александров пишет о положении, в котором оказался партархив в первые месяцы своего существования. Помещения под архив в здании, занимаемом крайкомом и крайисполком, не нашлось, и поэтому было предложено заведующему краевым архивным управлением предоставить для партархива три комнаты. Помимо того, что рядом с комнатами, выделенными партархиву, проживали посторонние лица и находилась радиостанция НКВД, ремонт помещения под партархив проводился медленно, стеллажи были сделаны из сырого материала и покрыты плесенью. Что касается состояния самих документов, то Александров сообщал, что дела находились в связках в растрёпанном виде, не подобраны в хронологическом порядке и в большинстве своём не подшиты и не пронумерованы. Штат работников партархива, определённый в количестве пяти человек, до сих пор не был укомплектован. Указывалось, что работники партархива должны подбираться только из членов ВКП (б) с предварительной их проверкой и утверждением через крайком ВКП (б).

Первые годы работы краевого партархива пришлись на трудные 1937-1938, когда работникам пришлось столкнуться не только с организационными трудностями, присущими любому новому учреждению, но и с кадровыми. В отчёте о работе партархива за 27 июня 1937 – 1 января 1938 гг. и.о. заведующего Красноярским краевым партархивом Зюськина Афанасия Никоновна, работавшая в партархиве с 3 мая 1937 г., сообщает, что партархив начал свою работу только с 27 июня 1937 г. из-за неимения помещения со штатом в количестве двух человек, а 3 августа 1937 г. заведующий партархивом Александров был снят с работы за связь с врагами народа, после чего в партархиве остался один работник.

На хранении в партархиве имелись документы двух отделов – общего и особо секретного, всего имелось 15 425 единиц хранения. Особо секретный отдел был разбит на два фонда, а общий – на 11. За период работы партархива было выдано 68 справок, в т.ч. на пятерых участников троцкисткой контрреволюционной оппозиции, двух участников правобухаринской группы, одного служившего в белой армии, и на одного спекулянта, а также на 39 исключённых за пьянку и разные другие поступки. Обследование и инструктаж районных и городских парторганизаций партархивом не проводился из-за отсутствия работников, связи с научно-исследовательскими организациями также не было. Противопожарное состояние партархива было неудовлетворительным, т.к. в здании, где находился партархив, всё ещё проживали посторонние люди.

Афанасия Никоновна намечала и план работы партархива на второе полугодие 1938 года: разобрать и описать описи в количестве 120 связок, описать 8 100 дел, полностью все дела выделить по фондам и отделам, выдать 200 справок по запросам партийных организаций, сделать один выезд в районы для обследования и инструктажа по хранению и приведению в порядок архивных материалов, провести обследование городских парторганизаций по хранению архивных материалов, а также инструктаж по хранению и приведению в порядок архивных материалов, закупить дров для отопления партархива в количестве 70 кубометров.

8 июня 1938 г. заведующим краевым партийным архивом был назначен Павленко Лаврентий Фёдорович. Он родился в 1902 году в с. Сухобузимском Енисейской губернии, воспитывался в семье деда-ссыльнопоселенца. Лаврентий Фёдорович смог окончить только два класса сельской школы, после чего был вынужден с 12-тилетнего возраста батрачить у кулаков, потом работал в собственном хозяйстве, в 1922-1923 гг. участвовал в подавлении восстания Виноградова – Соломатова в Сухобузимском и Большемуртинском районах. Потом работал на партийной работе, принимал участие в коллективизации, окончил годичные курсы руководящих работников в Омском сельхозинституте в 1930 году.

На 16 июня 1938 г. штат партархива состоял из трёх человек: заведующего Павленко Л.Ф., старшего архивно-технического работника Зюськиной А.Н. и младшего архивно-технического работника Каретниковой Дарьи Кузьминичны. Чуть позже штат составил уже пять человек.

Работа протекала в сложных условиях, в докладной записке в отделение партархивов ИМЭЛ при ЦК ВКП (б) Павленко писал, что отделение Центрального партархива в Красноярском крае существует на правах самостоятельного сектора и административно подчинено крайкому ВКП (б), но хозяйственное обслуживание не соответствовало созданию нормальной работы отделения. На административные расходы требовалось ежемесячного 555 рублей, а отпускалось по смете – 83 рубля. Отделение вынуждено было сворачивать работу, особенно в зимний период, когда требовалось отопление. Павленко пишет, что на 83 рубля возможно было приобрести только карандаши, чернила, перья, а необходимо было ещё оплачивать командировочные, отопление, уборку, охрану помещения, освещение, водоснабжение, приобретение шпагата, бумаги и пр. Таким образом, было невозможно в полной мере развернуть работу на месте, не говоря уже о районах края. В крайкоме заведующему партархивом отвечали, что партархив – это самостоятельная единица, и в обслуживание крайкома не входит.

Тем не менее, началась работа по собиранию документов, касающихся деятельности партийных организаций, которые находились на территории вновь образованного Красноярского края, но документы которых по прежнему территориальному делению отложились в Иркутском, Новосибирском партийных архивах. В соответствии с решением, принятым на совещании заведующих партийными архивами, которое состоялось июне 1939 года, в целях развертывания научно-исследовательской работы партархивов по изучению истории партии существующие истпарты сливались с партархивами, организуя в последних изучение и публикацию документов по истории партии, а также подготовку и выпуск оригинальных работ.

Период становления краевого партархива был окончен к началу 1940-х годов, во главе с заведующим, отдавшим работе в партархиве почти четверть века, его немногочисленный коллектив разворачивал обширную работу по всем направлениям: через бюро крайкома решался вопрос о концентрации материалов Истпарта при партархиве, о передаче документов Истпарта, принадлежащих красноярской парторганизации и находящихся в Иркутском и Новосибирском обкомах ВКП (б). Собирались материалы Истпарта по местным организациям (из историко-краеведческого музея изымалась библиотека бывшего Истпарта, переданная музею крайкомом партии при ликвидации Истпарта, в первичных парторганизациях – ПВРЗ, стеклозавод, типография и другие – собирались материалы подпольных организаций, проводились беседы с участниками подпольной работы), вёлся учёт для научной работы свидетелей революционных событий в Красноярске, коммунистов-подпольщиков; в райкомы высылались письма о сборе и высылке в партархив исторических, подлинных документов и рукописей старых большевиков, документов жандармских управлений по делам большевиков, особенно документов о Ленине, Сталине и их соратниках; устанавливались связи с научными силами города для научной разработки исторических документов красноярской парторганизации.

На заседании бюро Красноярского крайкома ВКП (б) 10 ноября 1939 г. при обсуждении вопроса о краевом партийном архиве было обозначено, что некоторые райкомы до сих пор не сдали материалы архивов в краевой партархив, а среди тех, которые сдали, были те, кто небрежно отнёсся к их оформлению. Исторический партийный архив не был сконцентрирован при крайпартархиве, научных работников крайпартархив не имел, помещения для краевого партархива крайисполком до сих пор не предоставил. В связи с этим, было постановлено обязать Павленко закончить концентрацию всего партархива, а также материалов Истпарта к 1 января 1940 г., секретари райкомов предупреждались, что в случае ненадлежащего приведения в порядок и сдачи в партархив документов, они будут привлечены к партийной ответственности. Директору Красноярского музея было предложено организовать передачу материалов Истпарта в крайпартархив. В связи с предстоящим слиянием Истпарта с партархивом перед ЦК ВКП (б) был поставлен вопрос об увеличении штата партархива на минимум трёх научных сотрудников. Крайисполком был обязан предоставить более пригодное помещение для партархива. Перед крайпланом ставилась задача запроектировать в 1940 году строительство здания для партархива. Также партархиву была выделена одна легковая машина.

<<< Часть 1. Перейти к просмотру

Часть 3. Перейти к просмотру >>>

список статей