В.И. Суриков и Красноярск

«Стою и смотрю в ту сторону, где
наша Сибирь и Красноярск.
Так бы и полетел к Вам».
В.И. Суриков. Из письма к родным от 3 мая 1879 года.

Жизнь и творчество великого русского художника Василия Ивановича Сурикова теснейшим образом связана с городом Красноярском.

С городом, в котором жили его предки, мать и брат, родственники, друзья и знакомые;  с городом, где он родился, провел детство и юность; с городом, в который он неоднократно приезжал в зрелом возрасте, в том числе и самый трудный период своей жизни – после смерти жены.

Об этом говорил и писал сам художник, вспоминали люди, знавшие его, и эта связь – связь с Красноярском, Енисейской губернией, с Сибирью в целом- наложила отпечаток на все творчество великого живописца.

Родился В.И. Суриков 12 января 1848 года (по старому стилю) в старинной казачьей семье. «…В семье у нас все казаки. До 1825 года простыми казаками были, а потом офицеры пошли…» - позже рассказывал художник поэту Максимилиану Александровичу Волошину.

Однако отец его Иван Васильевич Суриков военной службой не увлекся и по окончанию в 1829 году Красноярского уездного училища был определен в канцелярию общего губернского управления писцом. На гражданской службе Иван Васильевич занимал разные должности – был смотрителем городских богоугодных заведений, служил в уездном земском суде, в губернской казенной палате. В 1846 году 40-летний Иван Васильевич Суриков сочетался вторым браком, с Прасковьей Федоровной Торгошиной.

У Ивана Васильевича и Прасковьи Федоровны было шестеро детей, из которых трое умерли во младенчестве. Кроме Василия до взрослого возраста дожили дочь Екатерина и сын Александр. В семье также воспитывалась дочь от первого брака Ивана Васильевича - Елизавета.

Особо доверительные отношения сложились у Василия со старшей сестрой Екатериной, которая оказала большое влияние на его становление как художника. «Я помню, как рисовал, не выходило все», - позже вспоминал Василий Иванович,– «я плакать начинал, а сестра Катя утешала: «Ничего выйдет», я еще начинал и ведь выходило». Жизнь Екатерины Ивановны Суриковой, в замужестве Виноградовой, оказалась короткой. Она умерла от простуды в возрасте 22 лет. 

Сначала семья Суриковых проживала в Красноярске – в своем доме на Благовещенской улице. Но в 1854 году Ивана Васильевича перевели на службу в акцизное управление Сухобузимской дистанции, располагавшееся в 62 верстах от города, в селе Сухой Бузим. Там Суриковы прожили пять лет. Детские впечатления о Красноярске середины XIX века, о Сухом Бузиме, о селе Торгашино – родине матери, впоследствии нашли свое отражение  в картинах художника.

После смерти в 1859 году Ивана Васильевича Сурикова финансовое благополучие семьи резко пошатнулось. Поэтому, окончив Красноярское уездное училище, Василий поступил на службу в Енисейское губернское управление писцом, хотя увлечение живописью уже полностью овладело им. «Рисовать с самого детства начал…. Мне шесть лет, помню, было – я Петра Великого с черной гравюры рисовал…» так вспоминал о том времени художник. Именно на службе в губернском управлении судьба свела молодого художника с таким неординарным человеком, как енисейский губернатор Павел Николаевич Замятнин. Замятнин не только одним из первых заметил талант Сурикова, как художника, но и познакомил его с красноярским золотопромышленником Петром Ивановичем Кузнецовым, известным благотворителем и меценатом. На деньги Кузнецова в 1868 году В.И. Суриков был направлен на учебу в Санкт-Петербург в Академию художеств.

В Красноярск он вернулся через пять лет, летом 1873 года. Правда, по воспоминаниям брата художника Александра Ивановича, «…жил дома слишком мало, так как с П.И. Кузнецовым ездил к нему на прииска…».  В следующий раз художник посетит родной город только в 1887 году, приехав с женой и двумя маленькими дочерьми. Очевидцы  вспоминают о В.И. Сурикове в это время как о бодром, жизнерадостном человеке, крепкого телосложения, которому ничего не стоило принять какое-либо внезапное решение. Однажды компания знакомых В.И. Сурикова пригласила его на прогулку по «Столбам» Он пришел в хорошо сшитом столичном костюме и отличной обуви, не рассчитав, что ему придется переходить несколько раз в брод речку Лалетину. Но оказавшись перед первым бродом, Суриков немного замешкался «…но тут же, махнув рукой, шагнул вперед…».

Его жена Елизавета Августовна наоборот описывается очевидцами как хрупкая и болезненная женщина, что создавало контраст между ними, который «особенно бросался в глаза, когда они были вместе…». А.И. Суриков вспоминал, что Елизавета Августовна «…была религиозная женщина; в праздничные дни она с детьми ходила к обедне, в будничные дни помогала маме на кухне стряпать, сама обшивала детей и сшила маме великолепное платье…».

Сам Суриков в этот приезд по рассказам его брата Александра Ивановича участвовал в наблюдении солнечного затмения на Часовенной горе 7 августа 1887 года - «…брат уехал один на Часовенную гору, где устроился на склепе к западу от часовни, что было хорошо видно из нашего двора. Там до начала затмения он успел сделать набросок всего города…Картина вышла страшная и сильная… Не знаю почему, Хотунцев в своей статье о затмении в «Памятной книжке Енисейской губернии на 1890 г.» не пожелал написать о брате и о его участии в наблюдении…затмения, тогда как брат был приглашен экспедицией на предварительные заседания о затмении. Хотунцев лишь упоминает об одном наблюдавшем художнике, который выразился о картине затмения: «это нечто апокалипсическое, это смерть, ультрафиолетовая смерть». И этот же год стал для Василия Ивановича Сурикова временем окончания одной из известнейших его картин «Боярыня Морозова».

В 1888 году умерла жена Василия Ивановича Елизавета Августовна. Это стало огромным горем для художника. Только приезд в Москву брата Александра каким-то образом смягчил утрату. В следующем 1889 году брат и мать уговорили Василия Ивановича переехать на время с дочерьми в Красноярск.

Находясь в этот период в городе, Суриков работает над картиной «Взятие снежного городка». Идея написания картины принадлежала Александру Ивановичу, который видя состояние брата после смерти жены,  старался, что бы тот не бросил занятие живописью.  По воспоминаниям знакомой художника А.А. Кузнецовой-Яриловой городок «…был устроен близ селения Ладеек, на открытом месте. Толпа очень правильно передана художником, он несколько лишь видоизменил костюмы, взяв более старинные для некоторых персонажей. Для одной из женских фигур, насколько помниться, ему позировала Екатерина Александровна Рачковская…Ее он, кажется, рисовал несколько раз…». Кроме Е.А. Рачковской Василий Иванович изобразил на своем полотне крестьянина села Дрокинского М.Д. Нашивошникова. По воспоминаниям последнего он на картине стоит с левой стороны, в собачей шубе, с бичом в правой руке, спиной к саням.

Изображал Суриков в своих работах и других красноярцев. Так, по мнению краеведа А.Л. Яворского, в образе атамана Разина он изобразил красноярского педагога и археолога Ивана Тимофеевича Савенкова. А гребец в лодке в картине «Покорение Сибири Ермаком» срисован Василием Ивановичем с приискового рабочего Кузнецовых Антона Семеновича Головатинского. Как вспоминал очевидец, «…это был сильный человек с мускулистыми руками и крепкой грудью. «Мне руки и грудь понравились», - говорил Василий Иванович. Он попросил Антона одеться в холщевую рубашку и взять в руки весло…».

К началу XX века Василий Иванович Суриков становится одним из  ведущих русских живописцев. Об его творчестве пишут в газетах, как общероссийских, так и красноярских.

Понимая необходимость систематического художественного профессионального образования, В.И. Суриков много сделал для открытия в городе Красноярске соответствующего учебного заведения. При его участии Красноярская городская училищная комиссия в 1909 году подготовила доклад, в котором говорилось, что «давно ощущается в Красноярске потребность в учебном заведении, которое давало бы желающим возможность усовершенствоваться в графических искусствах или развивать в себе способность к художественному образованию, не заглушая природного дарования. Попытки частных лиц до сего времени не привели к учреждению такой школы, главным образом, конечно, потому, что частные лица являются заинтересованными в материальной выгоде». Доклад был направлен в Красноярскую городскую думу,  и 27 января 1910 года рисовальная школа была открыта. Занятия в школе первоначально проходили в будние дни по вечерам от 6 до 8 вечера, а в воскресные дни от 12 до 3 дня. В школе преподавались: рисование и живопись, которые вел рекомендованный лично Суриковым художник Д.И. Каратанов, лепка, черчение, история искусства, анатомия. Сам В.И. Суриков через Академию художеств помогал школе обзавестись наглядными пособиями. Однако после начала Первой мировой войны и после смерти художника в 1916 году финансирование школы все более и более ухудшалось, что привело к её закрытию. 

В последние годы жизни, по свидетельству брата, В.И. Суриков очень часто посещал Красноярск и даже планировал окончательно поселиться в городе. Братья планировали построить во дворе дома специальное помещение для работы художника, но смерть В.И. Сурикова расстроила эти планы.

Однако остались люди, которые помнили художника, понимали его вклад в русское искусство рубежа XIX – XX веков. Вот почему уже через 10 лет после его смерти, в достаточно сложных социально-экономических условиях, вызванных Гражданской войной, в городе принимаются первые решения об увековечивании памяти Великого Земляка.

Ведущий архивист
КГКУ «ГАКК»
В.В. Чернышов

список статей