СОЛОМЕНЦЕВА Л.П. ИЗ ИСТОРИИ ЕНИСЕЙСКОЙ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ИНСПЕКЦИИ

В 1920 году наряду с другими учреждениями и органами новой власти в Енисейском уезде была образована рабоче-крестьянская инспекция, сокращенно – РКИ или Рабкрин. Деятельность инспекции заключалась «в повседневной практике обследования государственных учреждений и предприятий, обнаружении естественных там дефектов, проверке производственных и хозяйственных смет и планов, наблюдении, проверке и оценке действий отдельных ответственных работников, изыскании и применении мер борьбы с закононарушениями, с бесхозяйственностью и всякого рода злоупотреблениями…»

Орган располагал большими полномочиями. Представители РКИ имели право участия с совещательным голосом в совещаниях и заседаниях органов власти, учреждений и предприятий, общественных организаций в целях как ревизионных, так и осведомительных. Членом Рабкрина мог быть всякий трудящийся, имеющий право выбора по Конституции, за исключением лиц, занимающих ответственные должности по управлению предприятиями или высшие административные должности. Особое внимание предлагалось обратить на привлечение к работе РКИ женщин. В отчете о деятельности Енисейской РКИ за первое полугодие отмечалось, что работы практически никакой не проводилось. Отдел «существовал в лице одного заведующего». Были большие сложности с комплектованием штата, ведь грамотных и квалифицированных работников были единицы. На обращение РКИ в уездный партийный комитет об откомандировании трех человек на должности организаторов-инструкторов был получен ответ: «Уком, не имея в своем распоряжении товарищей, могущих работать в РКИ, ваше ходатайство отклоняет». Приказом уездного исполкома от 19 марта 1921 года учреждениям предписывалось в недельный срок выслать представителей в распоряжение инспекции. К 1 мая были привлечены к постоянной работе 13 избранных членов РКИ, в их числе по одному члену от местной организации комсомола и женщин-делегаток. «Избранные и призванные к работам представляют собой массу за немногими исключениями беспартийную и на добрую половину безграмотную» (из отчета). Плохо обстояло дело и с «хозяйственной частью». До апреля 1921 года отдел ютился в частной квартире заведующего М. Кузнеченко, затем ему была отведена часть помещения, занимаемого другими учреждениями. «Обстановка состояла из трех столов без ящиков и шести стульев, и то на правах временного пользования…. Из канцелярских принадлежностей только 400 листов газетной бумаги». Тем не менее работа началась.

В течение апреля-мая 1921 года были проведены проверки управления военно-продовольственного снабжения, столовых общественного питания, складов торговых учреждений, кожевенного производства. В годы разрухи и голода пристальное внимание обращалось в первую очередь на учет продовольствия и материальных ценностей. Помогали РКИ в этом летучие ревизионные комиссии уездного продовольственного комитета. Повсеместно обнаруживались злоупотребления, бесхозяйственность, растраты. Работали члены инспекции без особого энтузиазма и желания. Заведующий в докладе пишет: «…работы выполняются крайне медленно, сами ревизоры с места работы разбредаются по своим делишкам или просто обивают тротуары города. А стоит заведующему отлучиться для проверки работы на местах, как в самом отделе все замирает…» Мешали работе бюрократизм и канцелярщина. В письме в уездный исполком, прилагаемом к отчету, Кузнеченко отмечает, что «всё, значащее по отчетам сделанным, представляет собой груды исписанной бумаги, в большей части неприведенной в систематический порядок, и незаконченных производством дел, для накопления чего потрачено значительное количество рабочих сил, оторванных, быть может, от действительно производительного труда. Сколько-нибудь существенного значения или реальной пользы для государства такая работа, разумеется, иметь не может… Наоборот, существование инспекции лишь на бумаге… только вредит государственному строительству, ибо лишней стороной демонстрирует слабость класса-строителя и тем самым способствует развитию противодействующих строительству инстинктов, а именно: хищники и самодуры, и все, составляющие своей целью мешать созидательным условиям соввласти, убеждаются в трудности для последней накинуть на них сдерживающий намордник и, чувствуя безнаказанность, что называется, распоясываются. При всех попытках инспекции подойти к подотчетным учреждениям с более или менее серьезными ревизионными замыслами она неизменно наталкивается на скрывающее следы преступлений отсутствие отчетности…». Одной из недоработок считалось, что выборы в РКИ в 1920 году «были произведены без плана, без должной подготовки, без ознакомления избирателей с задачами и значением РКИ, без учета численности избирателей…» И в преддверии новых выборов, назначенных на 21 июня 1921 года, избирательная комиссия при Енисейской уездной инспекции выступила с обращением к гражданам уезда, в котором разъясняла важность РКИ «как принципиально, так и практически необходимого добавления ко всей советской системе». Члены избиркома призывали: «Воздержитесь, товарищи, посылать в неустроенный, не окрепший пока орган тех бесстыдных краснобаев, которые, уходя в сторону от дела, сеют смуту и недовольство в рабочей среде. Не посылайте и павших духом невольников на трудовом фронте – они будут бесполезны в инспекции. Пошлите товарищей, бодро смотрящих вперед, на деле доказывающих свою веру в непобедимую силу труда». Агитация эта большого действия не возымела. Как отмечает тот же Кузнеченко, «избирались в большинстве случаев лица, бесполезные в учреждениях…». А в тех учреждениях, где были избраны действительно «дееспособные товарищи», выходила заминка с их отправкой в РКИ, такие работники нужны были на своем месте. Инспекция даже была вынуждена прибегать к крайним мерам в отношении руководителей – судебной ответственности. И такое плачевное положение дел РКИ было, скорее всего, не только в Енисейском уезде. Известно, что к середине 1920-х годов произошло объединение рабоче-крестьянской инспекции и контрольных комиссий РКП (б). Документального подтверждения деятельности Енисейской РКИ до конца 1920-х - начала 1930-х годов нет. Поле деятельности РКИ в период 1930-х годов расширилось.

Ф.Р-55.Оп.1.Д.8.Л.102.В штампе одного из документов за 1930 год значится такое наименование органа: «Енисейская контрольная комиссия ВКП(б), Рабоче-крестьянская инспекция Енисейского района». В стране проходили индустриализация и коллективизация сельского хозяйства, активизировались общественно-политическая и хозяйственная жизнь. Проверки работы предприятий и учреждений проводили бригады инспекции. Составлялись они и из привлеченных лиц, членов профсоюзов, иногда в них было по 10-12 человек. Так, обследование работы коммунального треста города Енисейска проводила ударная рабочая бригада Союза связи. Проверкам подвергались самые разные предприятия и учреждения: сельские Советы, учреждения образования (школы, детский дом); предприятия торговли (Енисейский Сибторг, магазин Сибкрайиздат); Государственный банк, Енисейское кредитное товарищество, сберегательные кассы; промышленные предприятия  (Маклаковский и Енисейский лесозаводы); немногочисленные еще в то время колхозы. Районный отдел здравоохранения обратился в РКИ с просьбой выдать мандаты двум бригадам для обследования санитарного состояния столовых, пекарен, колбасных и парикмахерской. В связи с введением в 1930 году всеобщего начального обучения (ВНО) была проведена проверка готовности школьных зданий города и района к началу учебного года, подготовленности к проведению всеобщего начального обучения, развертывания сети ликвидационных пунктов неграмотности и изб-читален. Обнаружилось, что комиссии содействия ВНО при райисполкоме и горсовете бездействуют, бедняцкий фонд не создан, ни программ, ни букварей нет, не проводится работа по разъяснению и популяризации ВНО, не хватает преподавательского состава, большинство школ требует ремонта. Как правило, тщательной проверке подвергались торговые и заготовительные организации. В актах проверок торговых точек перечисляется весь скудный ассортимент товаров. Из небольшого числа магазинов и лавок часть еще и пустовала, так как продавать было нечего. Содержание помещений и штата приносило только убытки. А «бесхозяйственность Енисейской конторы Союза кооперативов выразилась в обнаруженной в 1928 году одной бочки соленой испорченной рыбы, которая была изъята из употребления, облита керосином, вывезена на отвал и сожжена». Предназначалась эта рыба Енисейской детской комиссии. В области обеспечения населения продовольствием уделялось значительное внимание сельскому хозяйству. В январе 1932 года в районе уже насчитывалось 27 колхозов, 6 промысловых артелей, 4 кустарных колхоза. Бригадой РКИ было проведено обследование Райколхозсоюза в части подготовки к весенней посевной кампании 1932 года, коллективизации и хозяйственно-организационного укрепления колхозов. Проверялись и предприятия коммунального хозяйства, к которому в то время относились электростанция, мельница, баня, бойня, конный обоз и даже кинотеатр на 250 мест. В Доме крестьянина, первой коммунальной гостинице города, обнаружилось неудовлетворительное санитарное состояние. В акте отражены «антисанитария в столовой, отсутствие на столах клеенок, нехватка посуды; спецодежда работникам не выдавалась, пол моется три раза в неделю, что недостаточно. Не составлен распорядок дня, нет плакатов и лозунгов, книг и газет. Официантки работают по 12 часов в сутки, выходным днем пользуются раз в неделю…».        

Основательный и большой акт составлен по результатам проверки Енисейского лесопильного завода, строительство которого было начато в апреле 1930 года. Шло оно с большими трудностями. Сказывалось отсутствие планов, чертежей, смет, «конторе больше приходилось руководствоваться своими соображениями…» Недоставало материалов: леса, цемента. Вопрос снабжения лесозавода, в том числе с организацией питания рабочих, с самого начала стоял очень остро, о чем свидетельствовал ряд запросов, телеграмм его руководства в вышестоящие организации. Была установлена продовольственная норма, но она была такова, что «удержание имевшейся рабсилы и вербовка новой не имела успеха…» Плохо обстояло дело с заработной платой «в связи с общим денежным кризисом». Существовала большая текучесть кадров. «Закрепление рабочих производилось на 5-6 месяцев ради получения спецодежды и 5 метров мануфактуры». Рабочих, занятых на стройке на день обследования (15 ноября 1930 года) насчитывалось 214 человек, «из них членов союза 72 человека, не членов 62 и лишенцев 80 человек». Завод, преодолев все препятствия, построили. И он просуществовал как успешное лесоперерабатывающее предприятие весь советский период до 2001 года.

В 1930 году Енисейская РКИ включилась в объявленную по стране кампанию по чистке советского аппарата, основной задачей которой провозглашалась борьба с бюрократизмом. Цель проводимых мероприятий – «улучшение личного состава госаппарата» и сокращение его численности.

Занимались чисткой комиссии, созданные при городском и районном Советах. Сельские комиссии представляли на рассмотрение районной комиссии свои постановления и решения. Комиссии старались привлекать к участию в собраниях как можно больше представителей трудящихся. Например, на заседании районной комиссии по проверке и чистке работников артели инвалидов «Труженик» присутствовало 218 человек. «Вычищенные», как их называли, делились на три категории. Первая была самая серьезная: лица лишались права работать в советском аппарате, права на выходное пособие, на пособие по безработице и права на пенсию. Иногда выселялись с места жительства. Вторую и третью категорию составляли те, кто может исправиться, но их нецелесообразно использовать на ответственных должностях. Интересны характеристики людей, проходивших чистку: «Лесничий Енисейского лесничества совершенно не интересуется общественной работой, нет увязки с советскими и профсоюзными организациями, работу проводит исключительно на букве закона –формалист. При наличии собственного дома и хозяйства немало уделяется времени этому хозяйству, что отражается на основной работе лесного хозяйства. Несмотря на данное им обещание о ликвидации этого имущества, до сего времени Кобычев с домом и имуществом расстаться не может...» Десятник Верхнекасовского лесоучастка Нижнешадринского сельсовета Бухтияров служил в царской армии унтер-офицером, скрыл свою биографию, чуждый элемент. Сельская комиссия постановила: «За скрытие своего прошлого как лишенного избирательных прав, как человека, который согласен в любую минуту воткнуть спицу и повредить социалистическому строительству и как ненадежный и вредный элемент – вычистить из соваппарата по 1 категории без права поступления в советские учреждения, в то же время предложить убраться из пределов лесозаготовительного пункта… Изгнан был из пределов сельсовета и десятник Харинов, «…темная личность, бывший торговец, лишенец…, он шкурник, работает только для своего кармана....». Вычищен был по первой категории служащий «Союззолота» села Назимово Евсеев Л.В. как сын купца-золотопромышленника, хозяйство его отнесли к явно кулацкому, имеющему батрачку. В одной из характеристик работниц Детской комиссии написано: «Работница маложизненная и малоценная». Другая же «работать будет, к познанию стремится». Следила комиссия за тем, чтобы среди сотрудников советских учреждений не было ссыльных; предлагали заменять таких «членом профсоюза или (за неимением) кем-нибудь из батрачек или делегаток…». Некоторые категории работников успешно прошли персональную проверку, среди таких личный состав Енисейского Госстраха, работники сельских Советов, члены сельских крестьянских комитетов общественной взаимопомощи, милиционеры. В отчетном докладе о работе районной РИК по исполнению решений 4 пленума Центральной контрольной комиссии отмечались достижения и недоработки местной инспекции. Одной из главных задач была борьба с обезличкой. Необходимо добиваться «ответственности каждого работника в отдельности за порученное ему дело». И здесь имелись «кое-какие достижения», например, в колхозах. Но не проведена «жесточайшая борьба с разбуханием служебных аппаратов»; «следует добиться улучшения качества руководства, продолжать борьбу с бюрократизмом и волокитой, формальным отношением к делу, очищением аппарата от чуждых элементов…Усиление массовой работы должно явиться основным участком работы органов РКИ».

Источники: МКУ «Енисейский районный архив». Ф.Р-55. Оп.1. ДД.5, 13, 52.

 

список статей


Январь, 2021
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Анонс