УЧАЙКИНА Т.В. КРЕПЧАЕМ!

Что может быть важнее физического и психического здоровья граждан? Ничего! В Ачинске это поняли ещё 100 лет назад. На заседании Ачинской городской думы 29 сентября 1914 года гласный городской думы А.М. Тресков подал заявление следующего содержания: «С объявлением мобилизации город Ачинск видел много горя, вызванного войною, затеянною злым гением человечества – императором Вильгельмом, но он увидал также и большую, совершенно непредвиденную радость, родившуюся от прекращения продажи спиртных напитков (воистину: кому – война, кому мать родна – прим. авт.). В настоящее время вся Россия убедилась в благотворности этой меры, сократившей хулиганство, преступность вообще, болезни и самоубийства, и многие города и сёла ходатайствуют о прекращении винной торговли НАВСЕГДА». Далее г-н Тресков сообщает, что Совет министров не оставил без внимания эти обращения: в порядке ст.87 по ходатайствам сельских и городских обществ казённые и частные места продажи крепких напитков немедленно закрываются не только в районах их ведения, но также и в пределах стосаженной внешней полосы от границы района (чуть больше двухсот тринадцати метров – прим. авт.).

Г-н гласный вполне уверен, что и Ачинская дума не откажется возбудить ходатайство теперь же: во-первых, дабы уничтожить торговлю спиртными напитками, в том числе и пивом, с закрытием казённых и частных мест продажи, и не только в Ачинске, но и в пределах стосаженной полосы от границы земель города, и, во-вторых, в целях совершенной ликвидации продажи спиртных напитков НАВСЕГДА, приравняв их к лекарствам и предоставив пользование ими только по рецептам врачей.

СПРАВКА: В возмещение патентного сбора, которого город лишился с введением казённой винной монополии, городское общественное управление получало от казны 1296 рублей ежегодно; с пивных лавок в 1914 году поступило 330 рублей и с трактирных заведений, где производится продажа крепких напитков, городской думой на 1915 год предположено к поступлению в городской доход 2800 рублей.

Городской голова г-н Петров присовокупил к вышесказанному заметку, помещённую в № 218 газеты «Сибирская жизнь», в коей звучало, что Минусинская городская дума ещё 22 сентября ходатайствовала «о закрытии в городе навсегда винных и пивных лавок; просила воспретить навсегда торговлю крепкими обандероленными напитками и виноградными винами, имеющими крепость выше 16° во всех ренсковых погребах (магазин, торгующий алкоголем навынос – прим. авт.); а также не торговать всякого рода крепкими напитками и виноградными винами на всё время войны в ресторанах, трактирах, буфетах и ренсковых погребах».

Ачинская городская дума во всём согласилась с заявлением гласного А.М. Трескова и постановила: «поручить городскому голове теперь же возбудить ходатайство по принадлежности о совершенном уничтожении в городе Ачинске и в пределах стосаженной полосы от границы городских земель торговли спиртными напитками, в том числе и пивом, с закрытием как казённых, так и частных мест продажи их, приравняв спиртные напитки к лекарствам, пользование коими предоставить лишь только по рецептам врачей». Узнав о таком раскладе вещей, добрая (в смысле бо́льшая) половина нынешнего Ачинска с содроганием бы подумала, что в хорошее время живём, товарищи.

К такому повороту наверняка был совершенно не готов управляющий акцизными сборами Енисейской губернии, когда обратился к членам думы с отношением от 17 ноября 1914 года за № 13703 и сообщил, что в будущем 1915 году исключительно для удовлетворения потребностей жителей города Ачинска было бы неплохо иметь в этом городе «две казённых винных лавки и разрешить частным лицам содержание в нём двух ренсковых погребов и одной пивной лавки с продажею исключительно навынос, а также допустить продажу из одного трактирного заведения крепких напитков по второму разряду (продажа спирта, вина и водочных изделий для распития на месте, произвольными мерами и вналив из графинов по вольной цене с обязательным, по требованию посетителей, отпуском сих питей как для распития на месте, так и навынос, в запечатанной посуде и по означенным на этикетках ценам)».

Городская дума, памятуя о возбуждённом ею же ходатайстве о закрытии в Ачинске НАВСЕГДА торговли спиртными напитками, в том числе и пивом, сурово сообщила управляющему акцизными сборами Енисейской губернии, что не желает открытия в Ачинске в 1915 году заведений для продажи спиртных напитков и пива. Этим же заседанием гласные рассматривали поступившие в ноябре и декабре заявления от 6 лиц, просящих разрешения открыть с 1 января 1915 года по 1 января 1916 года заведения трактирного промысла. Так, а почему бы и нет? – благосклонно согласились заседающие и постановили разрешить содержание заведений трактирного промысла. Только без продажи крепких напитков, виноградных вин и пива. «Облагодетельствованы» были крестьянин деревни Нагорновой Большеулуйской волости Саушин Маркел Ефимович (на содержание столовой по Никифоровской улице), ачинский мещанин Легков Илья Яковлевич трактиром 3 разряда в собственном доме по Енисейскому переулку, ачинская мещанка Яковлева Вера Матвеевна, открывшая столовую на Торговой площади, крестьянин села Покровского Покровской же волости Морозов Тимофей Николаевич, заимевший тоже столовую с номерами для проезжающих по Никольской улице, ачинский мещанин Булгаков Иван Матвеевич, обрадованный открытием трактира 2 разряда по той же Никольской, и ачинская мещанка Найдич Доба Давидовна, открывшая меблированные комнаты по Троицкой улице. Но чтоб ни капли! Ни-ни!

И, боже мой, какие же безоблачные перспективы открывались для нашего абсолютно трезвого города! А почти 60 лет спустя после описанных событий, решением исполкома Ачинского городского Совета депутатов трудящихся от 11 января 1973 года №19 в Ачинске при отделе внутренних дел открыли медицинский вытрезвитель на 41 койку, из них 5 женских в отдельной палате, со штатом в 59 человек и платой за разовое обслуживание в размере 15 рублей.

список статей



календарь памятных дат