Т.А. Власенко. ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ ПЕРВЫХ ПОСЕЛЕНИЙ НА р.ПОДКАМЕННАЯ ТУНГУСКА

Колонизация Сибири тунгусами произошла задолго до русской. По мнению некоторых ученых, это были пришельцы из южных районов Азии, с территории Китая. Другие исследователи считают прародиной тунгусов Прибайкалье, долины и склоны Восточных Саян. Теснимые более сильными племенами, они со временем уходили всё дальше на север, спускались по водоразделам рек Лены, Нижней и Средней Тунгусок. Тунгусы вели кочевой образ жизни, не создавая постоянных поселений. Расселившись на огромной территории, они были крайне малочисленны с плотностью населения 0,0056 человека на 1 кв. км тайги. Это диктовал тип традиционного хозяйствования кочевников, которые занимались охотой, используя домашних оленей как транспортное средство.

Эвенкийский князьШирокое освоение Сибири русскими началось с конца XVI века. Вслед за военной колонизацией и постройкой острогов началось крестьянское освоение земель. Берега Ангары заселили в основном прибывшие «по прибору» Кетским волоком по вывозу Московского правительства обычные крестьяне-землепашцы, выходцы из северных территорий России: Вологодской, Архангельской, Вятской, Пермской. Русские поселенцы занимались земледелием и охотничьим промыслом, держали скот. Постепенно и с большим трудом они после корчевания и расчистки отвоёвывали у тайги покосы и пашни, вытесняя с берегов Ангары кочевавших там прежде тунгусов к р. Подкаменной Тунгуске, именуемой ангарцами Катангой, и на север к водоразделу между Катангой и Нижней Тунгуской.

Однако торговые отношения русских поселенцев с инородцами сохранились. В приангарских деревнях активно производился обмен добытой эвенками пушнины на боеприпасы, хлеб и мануфактуру. У каждой тунгусской семьи среди русских был свой «друг-жир» или «хозяин». С ним велась постоянная и часто в кредит так называемая «торговля», при которой ангарские купцы нещадно обирали своих покупателей, получая от обмана значительные прибыли. Широко использовалась слабость инородцев к водке. Такой род бизнеса ангарцы называли «покручиванием».

Река Чуня. 1926 годВ конце XIX - начале XX веков основным объектом пушного промысла в пределах Приангарского края на Подкаменной Тунгуске являлась белка. Цена на неё в то время была от 15-ти до 25 копеек при стоимости пороха, составлявшей 3-4 белки за фунт, муки – 5 белок за пуд, ситца – 2 белки за аршин. Ангарские купцы обирали тунгусов, пользуясь для этого самыми различными способами. Во-первых, точной цены на пушнину не было, ее устанавливали сами купцы, уже этим почти вдвое уменьшая сумму оценки пушнины, добытой инородцами. При расчётах максимально эксплуатировалось невежество доверчивых инородцев. Мешки с мукой подпарывались снизу, часть её отсыпалась, а затем мешки опять зашивались. Гири весов не соответствовали стандартам, цены на товары значительно завышались. Перед началом процесса купли-продажи предприимчивые купцы опаивали тунгусов водкой, настоенной на таких одурманивающих веществах как мухоморы, махорка и тому подобные. Конечно, такая торговля приносила «покрутчикам» большие доходы, однако наиболее предприимчивым из них этого было мало. Чтобы избавиться от конкурентов в лице прочего ангарского населения, также заинтересованного в торговле с инородцами и сбыте своего хлеба, купцы-«тунгусники» со своим товаром постепенно стали выезжать навстречу эвенкам, направляющимся на суглан. В силу отсутствия дорог далеко продвинуться в тайгу не представлялось возможным, что служило досадной помехой для алчности ангарских торговцев. Кроме того, им мешали также жалобы крестьянского населения начальству по поводу торговли «в несугланных местах» и даже случаи самосуда над «покрутчиками».

В 1894 году пятеро ангарских купцов (Колмаков, Брюханов, Привалихин и др.) с помощью бывшего учителя Дмитриева составили докладную записку иркутскому генерал-губернатору с просьбой дать им разрешение на проведение дороги от деревни Паново Кежемской волости до с. Преображенского Киренского уезда Иркутской губернии. Дорога эта длиной около 500 вёрст, разрешение на строительство которой купцами было получено, теоретически должна была бы служить торговым связям двух уездов. Но истинной целью стремящихся к максимальному обогащению ангарских «покрутчиков» было вовсе не это. Летом и осенью 1895 года купцы во главе со знаменитым «тунгусником» Иосифом Колмаковым, самым известным и безжалостным эксплуататором эвенков, расчистили тунгусскую оленную тропу, ведущую к Катанге, незначительно её расширив, и обосновались на первой своей торговой заимке - фактории Верхняя Контора (ныне п. Чемдальск). Поселение расположилось на правом берегу реки в месте, где Подкаменная Тунгуска ближе всего к Ангаре. От фактории Верхняя Контора до деревни Паново насчитывалось около 140 вёрст. Командированный царской властью податный инспектор 1-го участка Енисейского уезда Иван Покровский при личном посещении в декабре 1900 года застал здесь уже целый посёлок из 4 изб. Именно с фактории Верхняя Контора началась колонизация района ангарскими купцами. Дальнейшее строительство дороги было остановлено, а в Верхней Конторе началась активная бездокументная торговля с тунгусскими кочевниками. Торговая заимка стянула к себе до 60-ти чумов инородцев здешнего района; кроме того, сюда стали стягиваться тунгусы с реки Лены.

Вдали от представителей власти «тунгусники» не страшились наказания и не стеснялись в средствах получения максимальных прибылей. О своих взаимоотношениях с инородцами они говорили: «Вот живучая тварь. Ведь как общиплешь, а опять живёт», или «Не обсчитать тварь нельзя: обопьёт, придётся торговать в убыток, а ведь чем живём».

Река Подкаменная Тунгуска. 1937 годСложившаяся ситуация с невыходом значительного числа таёжных кочевников для совершения товарообмена по причине появления фактории Верхняя Контора не устраивала других «покрутчиков» из ангарских деревень Паново, Селенгино, Аксеново, Яркино, Кежма, которые теперь лишались своей части добычи. В 1898 году по их жалобе через земского заседателя Фиогена Кесаревича Кокорина началось выселение «тунгусников» с Подкаменной Тунгуски. Купцы снова затеяли переговоры с иркутским начальством, объясняя, что остановили постройку обещанной дороги лишь на время, чтобы сделать заготовки. Запрет был снят, и беззаконие продолжилось. Как следует из доклада о поездке в Приангарье податного инспектора Покровского, «тут можно регистрировать полный комплект проступков и преступлений, предусмотренных ст. ст. Устава и Уложения и сходящих с рук совершенно безнаказанно. Здесь и изнасилование тунгусских девушек, и кражи, и утайка ясака, и даров в церкви, мошенничество, эксплуатация на невежестве и доверчивости, побои, истязания, убийство и опаивание спиртными напитками и настойками из одурманивающих веществ».

В 1899 году купцы-«тунгусники» ангарских деревень Аксёново, Мозговая и других провели вторую дорогу на Подкаменную от Мозговой к устью реки Тэтэрэ, где Харлампиевы (Сизых) из деревни Селенгино основали факторию Тетеря. В начале ХХ века фактория Тетеря состояла из двух практически одинакового типа изб, одна из которых принадлежала Ивану Харлампиевичу Сизых, а вторая – компаньонам И.В. Колмакову и Семёну Ивановичу Привалихину. Мозговские и, главным образом, кежемские «тунгусники» Привалихин, Косолапов и другие в 1899 году спустились по реке Подкаменной на 23-25 вёрст и с версту ниже устья реки Ванаварки основали факторию Ванавара - «в устье р. Ванаварки, в 23 приблизительно верстах вниз по течению от Тетери и, стало быть, в 183 верстах от деревни Верхне-Кежемской, откуда в скором времени стали наезжать туда жители этой деревни Капит. Анд. Брюханов, Павел Андр. Брюханов, Роман Бор. Семёнов и два-три других». В 1907-1909 годах на р. Подкаменную Тунгуску был командирован податный инспектор 1 участка Енисейского уезда Иван Покровский, который застал на фактории Ванавара (Анавар, Анаварь, Вано-вара, Ванавары) уже 7 избушек. Они принадлежали: две - Ром. Борис. Семёнову, по одной - Павлу Андр. Брюханову, Пав. Еф. Косолапову, Еф. Еф. Косолапову, Афиногену Ив. Кокорину и Ив. Акинф. Шарыпову.

В 1901 году кежемский купец-«покрутчик» Иван Лукич Брюханов основал факторию под названием Оскоба. В течение 1899-1911 годов предприимчивыми купцами-«тунгусниками» было основано ещё 13 факторий, причём одна из них под названием Усть-Комо находилась в междуречье Ангары и Подкаменной Тунгуски, а все прочие – на Подкаменной Тунгуске. Так одна за другой появились Верхняя Контора, Тетеря, Ванавара, Панолик, Оскоба, Рассолка, Бачинская, Куюмба, Полигус, Коченята, Кузьмовка и др. В начале ХХ века фактория Панолик считалась «столицей» бассейна р. Подкаменная Тунгуска. Здесь в это время было целых 11 избушек следующих владельцев: 1) Иван Степанович Кокорин; 2) Карп Ив. Суздалев; 3) Троф. Ив. Суздалев; 4) К.В. Кокорин и Леонт. Ник. Суздалев; 5) Ив. и Мих. Коронатовичи Кокорины; 6) компания Фед. Евгр. Брюханова, Р.В. и И.В. Кокориных, Ив. Евг. и Ев. Евг. Поповых; 7) компания Ивана Лукича Брюханова, Никиты Кузьм. Брюханова и Егора Ивановича Суздалева; 8) Петра Павловича Кокорина; 9) Корн. Александровича Кокорина; 10) сем. Андр. Брюханова и 11) Ал. Анан. Заборцева. Основателем этого центра неправедной торговли был кежемский купец Иван Степанович Кокорин, который в поисках наибольшей наживы построил вначале избушку в местности Лаушкарды, затем на р. Чадобец, позже в местности Оскоба, затем ещё дальше в местности Ионокон и в 45-ти верстах от Ионокона на реке Панолик, где и поселился окончательно.

Первая изба фактории Госторга в Стрелке-Чуне. Весна 1926 г.Лишь в феврале 1916 года после многочисленных жалоб на деятельность «покрутчиков» иркутский генерал-губернатор приказал объявить купцам Подкаменной Тунгуски, что всякая торговля на несугланных местах запрещена. С «тунгусников» была взята расписка (обязательство) не торговать с инородцами вдали от населённых мест и представителей органов власти. Затем последовали Октябрьская революция и Гражданская война. Избушки купцов, однако, пустовали недолго. Спустя некоторое время они стали использоваться ангарскими охотниками, продвигавшимися на Катангу с целью промысла белки в осенний сезон. Госторговская экспедиция 1926 года на реку Чуню, в составе которой находился И. М. Суслов, направленный для советизации кочующих тунгусских племён, зафиксировала по дороге от Ангары до Подкаменной Тунгуски громадных площадей горельники - наглядный протест тунгусов против вторжения на их промысловую территорию ангарских охотников. Ангарец-возчик объяснил: «Это сожигает змеина тварь-тунгусы, и чорт её знает, чо ей надо», а вот старики-эвенки рассказали, что тайгу жгли действительно тунгусы, и абсолютно осознанно, желая этим остановить наплыв ангарских охотников в погоне за тунгусской белкой, на которую с 1923 года возник большой спрос. Под видом охотничьих припасов на так называемые «рыболовпромышленные пункты» в тех же незаконных избушках предприимчивые «тунгусники» завозили товары и самогон, тайно возобновляя запрещённую им торговую деятельность и обирая тунгусов.

Общий вид фактории Стрелка-Чуня. 1938 годФактории появлялись на Подкаменной Тунгуске и в советское время, но уже по инициативе государственных торговых организаций, конкурирующих между собой. Так, осенью 1925 года была открыта госторговская фактория Стрелка, которая расположилась на правом берегу при слиянии Северной и Южной Чуни в одну большую реку. Местность под неё на р. Чуне была выбрана Госторгом в связи с тем, что здесь находились самый главный узел крупных кочевий инородцев и центр добычи белки – основного объекта пушного промысла в начале ХХ века. С целью завоза сюда товаров между р. Ванаваркой и р. Чуней в том же 1925 году Госторг проложил дорогу. Именно на фактории Стрелка состоялся 1-й родовой большой суглан таёжных кочевников, выбраны родовые Советы и родовые судьи, а в 1930 году поселение Стрелка-Чуня стало центром Тунгусско-Чунского района Эвенкийского национального округа.

Сдача пушнины. 1939 г.Осенью 1926 года на правом берегу реки Чуни верстах в семи ниже устья р. Мутарэй акционерным обществом «Сырьё» была построена фактория Муторай. Это было сделано с целью оттянуть тунгусов от госторговских факторий Стрелка и Тычаны и увеличить торговую прибыль. Таким образом, уже не ушедшие в историю «тунгусники», но многочисленные конкурирующие между собой торговые организации, занимавшиеся приёмом пушнины, открывали на Подкаменной всё новые фактории, большинство из которых на сегодня не сохранилось. В Тунгусско-Чунском районе в советское время перестали существовать Угоян, Аява, Кулинда, Чамба, Панолик, Сользавод, Кербо, Корда, Чуенго и др. В настоящее время и сам Тунгусско-Чунский район имеет всего лишь статус Тунгусско-Чунской группы поселений Эвенкийского муниципального района, включая в себя с. Ванавара, п. Стрелка-Чуня, п. Муторай, п. Чемдальск и п. Оскоба.

В статье использованы материалы фондов Государственного архива Красноярского края, Красноярского краевого краеведческого музея, Эвенкийского краеведческого музея, МКУ «Эвенкийский архив». Фото из коллекции Красноярского краевого краеведческого музея и Эвенкийского краеведческого музея

список статей


Октябрь, 2020
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Анонс